Архив новостей новостей об Иране
Информация об Иране. Архив новостей
Недавние новости об Иране

Иран и Южный Кавказ

Дата новости: 19.12.12

Отношения Ирана с Кавказом имеет давнюю и не всегда простую историю. Сложностей в ирано-кавказские отношения всегда добавляли действия нерегиональных держав: когда-то Британской, Османской и Российской империй, а сейчас – США, Турции, России. И в прошлом, и сегодня Иран, как мощное государство региона, приковывает к себе обостренное внимание не только южнокавказских стран, но и других внерегиональных игроков. Причем некоторые политологи на Западе, в первую очередь в США, рассматривают Иран в качестве главной угрозы безопасности Азербайджану, Армении и Грузии. Это не соответствует нынешним реалиям. Скорее перед нами - стремление некоторых представителей американского истеблишмента еще раз попытаться попугать страны Кавказа Ираном и заставить их еще сильнее сплотиться под американским зонтиком.

Не так давно в подкомитете по Европе и Евразии комитета Конгресса США по иностранным делам прошли слушания по весьма актуальной тематике: «Влияние Ирана на Южный Кавказ и окрестный регион». В дискуссиях приняли участие, как парламентарии, так и американские аналитики - специалисты по международным отношениям. В их числе конгрессмены Дана Рохабахер и Грегори Микс, Майкл Рубин научный сотрудник Американского института предпринимательства, (бывший советник Пентагона по Ирану и Ираку), Алекс Ватанка из Вашингтонского института исследований Ближнего Востока, Бренда Шефер из Джорджтаунского университета и Ариэль Коэн из Heritage Foundation.

Участники дискуссии в своих выступлениях наполняли многие нюансы взаимоотношений Ирана со странами Южного Кавказа различными интонациями. Лейтмотив их выступлений прослушивался очень ясно и четко: из Ирана исходит основная угроза безопасности региона и каждой страны в отдельности. Насколько это соответствует действительности? Попытаемся кратко проанализировать.

Сначала несколько слов о регионе, о котором идет речь. Южный Кавказ – это три бывшие республики СССР – Азербайджан, Армения и Грузия. Эти страны разнятся по многим аспектам: экономическим, политическим и этноконфессиональным. Сравним их, а также Иран по основным показателям.

СтранаНаселение млн. чел.(оценка на 07. 2012)ВВП млрд долларов США (оценка на 2011)Место в мире по уровню ВВП ВВП на душу населения долларов США (оценка на 2011)Место в мире по уровню ВВП на душу насел.Личный состав вооруженных сил (тыс.чел.)Азербайджан9,593,05751020010981.940 Грузия 4,524,54120550014737.800 Армения 3,017,97134540014835.533 Иран 79,0990,8181320093ок.700 000

Таблица свидетельствует, что все три закавказские республики не идут ни в какое сравнение с Ираном не только по приведенным показателям, но и по роли и месту в мировой политике и экономике.

Ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что ИРИ занимает важнейшее геостратегическое положение в Западной Азии. В тоже время Иран является и кавказской, и средневосточной, и центральноазиатской, и каспийской страной, омываемой водами Персидского и Оманского заливов Индийского океана. Все болевые точки региона, так или иначе, сопряжены с Ираном, будь то этнические или религиозные, военные или экономические, проблемы беженцев и борьбы с наркобизнесом, терроризмом и сепаратизмом. Излишне напоминать, что Иран как источник углеводородных природных ископаемых, а также как территория транспортировки нефтегазопродуктов обладает несомненной ценностью. Более того, Иран, имеющий одну из самых многочисленных армий в мире, объективно, вне любой как внешне-, так и внутриполитической конъюнктуры, является важным фактором западно-азиатской региональной политики.

Безусловно, эти естественные реальности объективно выводят Иран в лидеры региона. К тому же военно-политическая ситуация вокруг ИРИ подогревает лидерские амбиции Тегерана. Надо учитывать, что сегодня Исламская Республика Иран окружена если не врагами, то, во всяком случае, недругами или даже потенциальными противниками. Главный противник Ирана США – сконцентрировал свою военную мощь практически со всех сторон – с запада в Ираке, с востока – в Афганистане, с юга – в Персидском и Оманском заливах, на базах и кораблях Центрального командования. Натовская Турция, а также Азербайджан и Грузия ориентируются, прежде всего, на Вашингтон. На другом берегу Персидского залива – суннитские монархии относятся к своему мощному шиитскому соседу в качестве противника.

И ещё. Рассматривая тенденции в политике Тегерана, не стоит забывать о важном, но практически всегда опускаемом факторе – национально-психологическом. Нынешняя Исламская Республика Иран наследница древнейшей мировой цивилизации, великой Персидской империи, покорившей добрую половину античного мира. В духовном, религиозном плане Иран в течение почти шести последних веков являлся центром мирового шиизма. Под влиянием этих исторических факторов многими столетиями формировался менталитет гордых и бескомпромиссных иранцев-шиитов, отстаивающих свои интересы в противостоянии с многочисленными неприятелями, счет которым к настоящему времени значительно возрос. В настоящее время персидская национальная психология, представляющая собой сплав великодержавного имперского национализма и шиитской избранности, стала политическим фактором. Вот здесь, кажется, и скрыта главная причина амбициозности Тегерана, психологической зрелости иранской нации, способной жить так, как она считает правильным.

И эта амбициозность выражается в последние годы в активизации культурно-гуманитарной деятельности. Так, под руководством министерства культуры и исламской ориентации были созданы и ныне активно действуют около 70 культурных центров ИРИ во многих странах Европы, Азии и Америки. Их работа включает в себя содействие и координацию всей агитационно-пропагандистской деятельности ИРИ в конкретных странах, с учетом специфики каждой из них.

Безусловно, из трех кавказских стран только Азербайджан является потенциальным объектом идеолого-пропагандистского интереса, население которого исторически придерживается шиитской ветви ислама. В христианских Армении и Грузии число мусульман незначительно, что снижает возможности индоктринации идей хомейнизма в этих странах. Но здесь на первое место выходит чисто политический расчет.

Кстати политика в последнее время доминирует и в отношениях Тегерана к Баку, расхождения между которыми усугубляются факторами, которые в другой ситуации могли бы работать на сближение. А именно – во многом общей историей, культурой и религией. Однако отношения двух соседей трудно назвать «братскими», хотя на официальном уровне и в Баку и в Тегеране постоянно говорят о дружбе и тесных связях, которые опираются на глубокие исторические корни. Но исходящие из этих общих корней современные политические ветви явно растут в противоположные стороны. Это касается и сегодняшних, и относительно недавних событий. Пример – поддержка Ираном Армении, противника Азербайджана в нагорно-карабахском конфликте. Иран обеспечивает Армению энергией, природным газом и нефтью, строит новые дороги. По мнению замминистра иностранных дел Азербайджана Араза Азимова «непоколебимая позиция Армении в нагорно-карабахском переговорном процессе обусловлена поддержкой Ирана».

Иран, в свою очередь, обвиняет Азербайджан в близких связях со своими традиционными врагами – США и Израилем, утверждая, что северный сосед превратился в потенциальный плацдарм возможной агрессии против Исламской Республики. Мало того, что Азербайджан закупил в Израиле вооружений на 1,6 млрд долларов, так к плюс к этому Баку, как считают в Тегеране, готов предоставить свои военные базы для гипотетической израильской атаки на иранские ядерные объекты. Нашумевшая история с убийствами иранских ядерщиков также стала поводом для упреков. По версии иранцев, израильские агенты, совершившие убийства, просочились в ИРИ из Азербайджана. В тоже время, в Азербайджане, не устают упрекать южных соседей в попытках привнести идеологические догмы, по мнению азербайджанцев, не соответствующие их менталитету. Дискуссии по этому поводу иногда проходят очень активно.

Так уж исторически сложилось, что по Гюлистанскому договору 1813 г., подписанному Российской Империей и Персией, азербайджанцы оказались разделены между двумя державами. На протяжении почти двух столетий часть азербайджанцев была подданными одной империи – Персидской, другая часть – Российской. Это не могло не сказаться на изменении национального сознания «южных» и «северных» азербайджанцев, причем суть перемен лежит в разных системах координат. В России – при сохранении национальной автономии, но секуляризации и европеизации азербайджанцев. Особенно активно этот процесс пошел в Советском Азербайджане, когда коммунистические идеологи и политики, выкорчевывая из сознания азербайджанского народа «религиозные пережитки», формировали «нового человека» на базе единства в пролетарском интернационале или позднее – единства в новой общности людей – советском народе.

Таким образом, к началу 90-х годов, к моменту распада СССР различия в национальном сознании «северных» и «южных» азербайджанцев были значительны. В силу этого бурного всплеска исламского фундаментализма в Азербайджане не произошло. Как считает российский востоковед Нина Мамедова, тенденции эволюции исламского режима в ИРИ позволяют говорить о том, что прогноз начала 90-х годов об опасности распространения в странах региона фундаментализма со стороны Ирана оказался неоправданным. Сегодня угроза иранского шиитского фундаментализма скорее гипотетическая, нежели реальная.

Между шиитским Ираном и христианской Арменией отношения практически союзнические. Постоянно осуществляются контакты на высоком уровне, проводится политический диалог, очень серьезно развиваются экономические, военные и культурные связи. Армения осуществляет с Ираном четыре программы стратегического значения: прокладка железной дороги, постройка нефтяного терминала, проведение третьей высоковольтной линии электропередач и сооружение ГЭС на реке Аракс. Глава МИД Ирана Али Салехи заявляет, что дружественные отношения с Арменией имеют особое значение и изо дня в день все больше углубляются. А его армянский коллега Эдвард Налбандян сказал, что между Арменией и Ираном нет никаких проблем. На встречах Армения выражает удовлетворение сбалансированной политикой Ирана по нагорно-карабахскому вопросу.

Одним из важных векторов в кавказской политике Ирана является взаимоотношения с Грузией. Тегеран в отношениях с Тбилиси придает серьезное значение, как политическим планам, так и удовлетворению своих геостратегических и экономических интересов. Особенно прослеживается интерес Ирана к транспортному коридору Север-Юг. Грузия является важным звеном этого коридора и ее подключение к этому проекту немаловажно для ИРИ. Выход Грузии к Черному морю необходим в ирано-европейских торговых связях. Также энергетические проблемы страны создают почву для сотрудничества с Ираном.

В ирано-грузинских отношениях кроме политических и экономических интересов присутствует и идеологический аспект. Иранское руководство постоянно выражает беспокойство развитием военного присутствия США в регионе. По мнению Тегерана, Тбилиси является союзником Вашингтона на Кавказе и таким образом, сотрудничество Грузии с Западом напрямую связано с безопасностью Ирана. Главное направление грузинско-американского сотрудничества – это военная помощь и военное присутствие США в Грузии, которое одни эксперты называют «гарантией безопасности и суверенитета Грузии благодаря военно-политическому авторитету США», а другие – «созданием США плацдарма для ведения войн в регионе». Не далее как 12 сентября 2012 г. в Грузию прибыла группа экспертов США по вопросам противовоздушной обороны. Визит проходит в формате, предусмотренном Хартией о стратегическом партнерстве, подписанной в январе 2009 года между Тбилиси и Вашингтоном. По сути, речь идет о помощи США в создании сил ПВО Грузии. По мнению некоторых экспертов, американские ПВО нужны Грузии для защиты от Ирана. Не вызывает сомнений факт, что Иран и три кавказские республики заинтересованы друг в друге и исторически и географически.

Подводя итог вышесказанному, можно отметить, что, безусловно, отношения между Ираном и тремя республиками Южного Кавказа неоднозначные, временами сложные. Действительно, в кавказской политике Ирана прослеживается амбициозность. Однако следует признать, что на развитие и содержание взаимоотношений большое влияние оказывают внешние силы. Не секрет, что в кавказском регионе сплелись интересы многих стран: прежде всего, Турции, США, Евросоюза, России.

Поэтому векторы региональной политики каждой из южнокавказских государств определяется множеством факторов, порожденных особенностью двусторонних и многосторонних отношений в своеобразной геометрической фигуре – кавказском семиугольнике: Азербайджан – Армения – Грузия - Турция - Иран – Россия – США. Невозможно, анализируя отношения любых двух из этих государств, не учитывать характер всего комплекса их связей на этом региональном политическом поле.В последнее время аналитики отмечают на Южном Кавказе процесс формирования непростого баланса сил: Азербайджан – Грузия – Турция – США - Израиль – с одной стороны. А с другой: Иран – Армения - Россия.

При таком раскладе трудно найти даже гипотетические возможности для реальных угроз со стороны Ирана. Как уже было отмечено, лишь Азербайджан теоретически мог бы служить объектом религиозно-идеологической экспансии Исламской Республики. Но, как показали 20 лет независимого Азербайджана, этого не произошло. Угрозы оказались совершенно несостоятельными. Экономическая экспансия со стороны Ирана южнокавказских стран также не стоит на повестке дня. Поскольку двусторонние торгово-экономические отношения Ирана с ее соседями по Кавказу ограничиваются всего лишь сотнями миллионов долларов. К тому же все три республики в своих экономических предпочтениях в значительной степени ориентируются на Запад. Ежели говорить о силовых вариантах угроз со стороны Ирана, так это вообще из области фантастики. Армения – практически политический союзник Ирана, а Грузия и Азербайджан, можно смело сказать, находится под военным зонтиком США и НАТО.

Возвращаясь к слушаниям по теме «Влияние Ирана на Южный Кавказ и окрестный регион» в рамках Конгресса США, можно смело констатировать, что естественное влияние такой крупной державы как Иран на Южный Кавказ есть, а вот угроз сегодня нет. Поэтому мотивы выступлений в Конгрессе по этому вопросу были явно исполнены по фальшивым нотам. Вполне вероятно это было продиктовано стремлением некоторых представителей американского истеблишмента еще раз попытаться попугать страны Кавказа Ираном и заставить их еще сильнее сплотиться под американским зонтиком.

Новости Ирана за 19.12.12
В Иране продолжается строительство трубопровода для поставок газа в Ирак и Сирию
Иранские врачи будут лечить президента Ирака
Сирийский оппозиционер назвал граждан России и Ирана "законной целью боевиков"
В текущем году объем экспорта иранских ковров ручной работы достигнет 1 млрд. долларов
Иран обнаружил богатейшее месторождение газовых гидратов на дне Оманского залива
Представитель ООН отметил совместные усилия Афганистана, Ирана и Пакистана в борьбе с незаконными потоками афганских опиатов
В Иране на нефтехимическом комбинате «Кавиан» началось производство этилена
Коммерческий промысел осетровых в Каспии по-прежнему запрещен
Иран и Южный Кавказ
Иран и Туркменистан договорились развивать сотрудничество в области нефти и газа
"ХАМАС удалось собрать преданных людей"
На Иран обрушился сильный снегопад
Иранские экономические проекты и новый символ США
В Тегеране проходит трехстороннее совещание по вопросам борьбы с незаконным оборотом наркотиков
Иран больше не нуждается в импорте стеклоблоков
В Иране будет реализован второй этап реформы субсидирования
Пакистан и Иран укрепят границу для предотвращения наркотрафика - СМИ
Итоги визита замглавы МИД Ирана Х.А.Абдоллахияна в Москву
Запад скрывает тот факт, что в Бахрейне применяется химическое оружие, заявил замглавы МИД Ирана
реклама