Архив новостей новостей об Иране
Информация об Иране. Архив новостей
Старые новости о главном

<<< Новости за предыдущий день (30.09.11) Новости за следующий день >>> (04.10.11)

Иранский ядерный арсенал: туманная неточность

Дата новости: 03.10.11
Бурное развитие ракетных программ Исламской Республики Иран (ИРИ) у многих вызывает обоснованную озабоченность. За искусно создаваемым туманом все более отчетливо проявляется реальный ракетный потенциал, не замечать который не может ни одно соседнее государство.

Конечно, пока задача создания ракет межконтинентального класса скорее всего не ставится, а количество ракет средней дальности достаточно ограничено. Тем не менее дальность стрельбы иранских ракет и их боеготовность постепенно повышаются. С целью подтверждения этого рассмотрим типы баллистических ракет, которые в настоящее время стоят на вооружении в ИРИ.

Тактические ракеты Ирана малой дальности

Иран разработал большое количество неуправляемых твердотопливных тактических ракет мобильного базирования с дальностью стрельбы до 90 км, сравнимых по своим характеристикам с советским тактическим ракетным комплексом «Луна-М», принятым на вооружение в 1964 году. Ввиду невысокой точности основное предназначение этих ракет состояло в нанесении ударов по крупным городам, расположенным вблизи линии фронта.

В настоящее время на вооружении осталось только два типа тактических ракет: WS-1 и Fajer-5. 320-мм ракета WS-1 и 333-мм ракета Fajer-5 имеют дальности стрельбы 70–80 км и боевую часть весом 150 кг и 110 кг соответственно. На одной ПУ размещаются четыре ракеты таких типов.

Иранские тактические ракеты не могут быть использованы в качестве носителей ядерного оружия. Они также имеют ограниченные возможности по доставке средств химического и бактериологического оружия, а низкая точность стрельбы делает проблематичным их использование против любых наземных и морских подвижных целей. Опасность иранских тактических ракет состоит в другом – возможности их передачи различным радикальным исламистским движениям, в первую очередь в зоне палестино-израильского и ливано-израильского конфликтов для осуществления террористической деятельности.

Оперативно-тактические ракеты на территории ИРИ появились в конце 1980-х годов. Тогда Тегеран закупил от 170 до 200 китайских ракет CSS-8 (ДФ-7 или М-7) c дальностью стрельбы до 180 км. Это экспортный вариант жидкостной ракеты, созданной на базе зенитной управляемой ракеты HQ-2 (китайский аналог советского зенитно-ракетного комплекса С-75). Она имеет инерциальную систему управления, устойчивую к внешним воздействиям, и боевую часть весом 190 кг. По имеющимся данным, ИРИ располагает 16–30 пусковыми установками для запуска ракет этого типа. Иранская версия ракеты CSS-8 получила название Tondar. Она является мобильной и имеет дальность стрельбы до 150 км.

В 1990-е годы ИРИ при помощи китайских, сирийских и северокорейских специалистов создала собственную твердотопливную оперативно-тактическую ракету Zelzal-2 (другие названия: Fateh A-110 и Mershad). Это ракета мобильного базирования с дальностью стрельбы до 200 км и 600-килограммовой боевой частью. На одной ПУ размещается только одна ракета этого типа. По американским данным, ракета Zelzal-2 была принята на вооружение в 2004 году, а ее дальность полета увеличена до 300 км. Некоторые эксперты полагают, что ливанская группировка «Хезболлах» имеет 15 пусковых установок Zelzal-2.

Вполне возможно, что Иран закупил несколько десятков китайских оперативно-тактических ракет мобильного базирования CSS-7 (ДФ-11 или М-11). Это твердотопливная ракета с дальностью стрельбы 280–290 км, которая может снаряжаться обычной, химической или кассетной боевой головной частью весом 800 кг.

Однако главным направлением иранского ракетостроения в сфере ракет малой дальности являлись НИОКР по программе «Шехаб». В конце 1980-х годов в ИРИ состоялся первый испытательный пуск ракеты «Шехаб-1» (дальность полета достигла 320 км, полезный груз – 985 кг) и было начато ее серийное производство, которое продолжалось до 1991 года.

Практическим одновременно с «Шехаб-1» иранские конструкторы начали разрабатывать ее модификацию – «Шехаб-2». Для этого в течение 1991–1994 годов Тегеран закупил в Северной Корее от 250 до 370 ракет Р-17М, а позднее – и значительную часть технологического оборудования. Все это позволило ИРИ в 1997 году развернуть собственное производство ракет этого типа. Их полезная нагрузка составляла около 800 кг, а дальностью стрельбы – до 500 км. На протяжении 2004–2006 годов иранцы использовали ракеты Шехаб-2 в ходе военных учений. Ракетные программы «Шехаб-1» и «Шехаб-2» были полностью свернуты в 2007 году. Тем не менее, по имеющимся данным, Иран сейчас хранит в своих арсеналах от 250 до 600 ракет «Шехаб-1» и 50–150 ракет «Шехаб-2».

Иранские оперативно-тактические ракеты, за исключением китайской CSS-8 и ее иранского аналога, потенциально могут быть использованы в качестве носителей как ядерного, так и химического и бактериологического оружия. Точность стрельбы таких ракет относительно невелика, что затрудняет их применение против любых подвижных целей, но не исключает этого при массированном использовании, например, против танкеров в Персидском заливе. Однако более реально в случае принятия такого политического решения их боевое применение по протяженным наземным военным, в том числе американским, и гражданским объектам в Афганистане, Бахрейне, Ираке, Катаре, Кувейте, Объединенных Арабских Эмиратах, Омане и Саудовской Аравии, что создает непосредственную угрозу как расквартированным в регионе американским войскам, так и всем близлежащим государствам.

Ракеты средней дальности

Новым этапом в развитии иранского ракетостроения стало создание баллистических ракет средней дальности в рамках программы «Шехаб-3». При этом широкое применение нашли конструкторские решения северокорейских баллистических ракет типа «Нодон», что еще раз подтверждает тесное сотрудничество между Пхеньяном и Тегераном в области создания баллистических ракет.

К испытаниям одноступенчатой жидкостной ракеты «Шехаб-3» Иран приступил в 1998 году параллельно с разработкой ракеты «Шехаб-4». Первый успешный запуск «Шехаб-3», на которой был установлен новый северокорейский двигатель, состоялся в июле 2000 года. Производство же ракет «Шехаб-3» иранцы смогли наладить только в конце 2003 года при активной помощи со стороны ряда китайских компаний.

К августу 2004 года иранские специалисты смогли уменьшить размер головной части ракеты «Шехаб-3», модернизировать ее двигательную установку и увеличить запас топлива. Такая ракета, обозначаемая как «Шехаб-3М», имеет головную часть в виде бутылочного горлышка, что позволило предположить размещение там контейнеров для доставки химических и бактериологических веществ. Считается, что этот вариант ракеты имеет дальность полета 1,1 тыс. км при весе головной части в 1 тонну (по другим данным – до 2 тыс. км с 700-килограммовой головной частью).

В сентябре 2007 года на военном параде в ИРИ была показана новая ракета Ghadr-1 (Qadr-1) с дальностью стрельбы 1,8 тыс. км. Однако она оказалась настолько похожей на «Шехаб-3М», что у многих экспертов возникли сомнения в разработке иранскими специалистами нового типа ракеты. По данным иранской оппозиции, существует два вида рассматриваемой ракеты: одноступенчатая Ghadr-101 и двухступенчатая Ghadr-110. Но это не подтверждено какими-либо другими источниками.

Кроме этого, 20 мая 2009 года Тегеран заявил об успешном запуске двухступенчатой твердотопливной ракеты «Саджиль» (Sejil) с максимальной дальностью полета свыше 2 тыс. км. По израильским данным, первый запуск ракеты этого типа имел место существенно раньше – в ноябре 2007 года. Тогда иранская ракета была представлена как Ashura. Второй запуск ракеты этого типа состоялся 18 ноября 2008 года. При этом было заявлено, что ее дальность полета составила почти 2 тыс. км. Но успешным было только третье летное испытание ракеты «Саджиль» в мае 2009 года. По некоторым оценкам, современная дальность стрельбы этой ракеты при весе головной части в 1 тонну составляет 2,2 тыс. км. При уменьшении веса головной части до 500 кг дальность стрельбы может быть увеличена до 3 тыс. км. Ракета имеет взлетный вес 21,5 тонны.

Существенный недостаток иранских баллистических ракет типа «Шехаб-3» состоит в том, что их приходится в течение продолжительного времени заправлять перед стартом (технологиями ампулизирования жидкостных ракет иранцы скорее всего не располагают). В это время ракеты отчетливо видны для воздушных и космических средств наблюдения и легкоуязвимы для высокоточных средств поражения.

Твердотопливная ракета «Саджиль» лишена этого недостатка, ее принятие на вооружение возможно в течение двух лет. Ракета «Саджиль» может представлять потенциальную угрозу для ряда европейских государств и южных районов Российской Федерации.

Ранее Тегеран планировал разработку баллистических ракет «Шехаб-5» и «Шехаб-6» с дальностью стрельбы 3 тыс. км и 5–6 тыс. км соответственно (программа создания ракет «Шехаб-4» с дальностью 2,2–3 тыс. км была прекращена или приостановлена в октябре 2003 года по политическим причинам). Однако, по мнению российских и американских специалистов, возможности развития ракет в этом направлении в значительной степени исчерпаны. Это, конечно, не исключает факта создания иранцами многоступенчатых жидкостных ракет, но более вероятно, что основные ресурсы будут сконцентрированы на совершенствовании твердотопливных ракет (научный задел, полученный при разработке жидкостных ракет, находит свое применение в космической сфере).

В настоящее время ИРИ имеет 32 пусковые установки (ПУ) мобильного базирования одноступенчатых жидкостных ракет «Шехаб-3» в составе бригады, размещенной в центральной части страны (район между городами Исфахан и Йезд). Учитывая массу ядерного боезаряда на основе оружейного урана, пригодного для размещения на ракетном носителе, можно предположить, что возможности по его доставке с помощью ракет указанного типа ограничиваются дальностями 1,3–1,5 тыс. км. Точность стрельбы этих ракет достаточно низка, что делает возможным их боевое применение только против таких площадных целей, как города противника. Их боевое применение было отработано 23 ноября 2006 года на крупных военных учениях.

Пусковые установки и их базирование

Тайное создание иранской ракетной программы способствовало тому, что реальная картина сознательно искажалась как со стороны Ирана, так и Запада. И это используется до сих пор как элемент широкомасштабной психологической войны. Так, в середине мая 2011 года немецкая газета Die Welt сообщила о создании на территории Венесуэлы, в районе города Санта Ана ди Коро в Венесуэльском заливе, иранской ракетной базы, на которой, как утверждалось, будут размещены ракеты средней дальности.

Далее сообщалось, что иранские ракеты, способные нести ядерную боеголовку, с легкостью достигнут любой цели в Соединенных Штатах, и будет построена станция управления и контроля, жилые дома для сотрудников базы, сторожевые башни и бункеры для хранения боеголовок и ракетного топлива, двадцатиметровые ракетные шахты. Для поддержания секретности военные объекты будут тщательно замаскированы, на поверхности не будет выводов вентиляционных шахт и системы отопления, а иранские ученые работают над системой отвода отработанного газа.

По сути, это была дезинформация, так как расстояние от наиболее близкого города Маракайбо в Венесуэле до города Майами составляет около 2 тыс. км. Это расстояние недостижимо для имеющейся у ИРИ ракеты средней дальности «Шехаб-3», тем более с ядерным боезарядом на основе оружейного урана. Следовательно, даже в случае разработки в ИРИ ядерного боезаряда (наиболее успешно там развивается урановая программа, минимальный срок получения ядерного боезаряда составляет два года) и поставки в Венесуэлу ракет средней дальности «Шехаб-3» условия для нанесения ракетно-ядерного удара даже по ближайшему американскому штату не будут обеспечены.

Ситуация принципиально не изменится даже в случае поставки в Венесуэлу перспективной двухступенчатой твердотопливной ракеты «Саджиль»: длина полуострова Флорида составляет 600 км, а город Майами находится на юго-востоке этого штата. Даже в лучшем случае крайне ограниченное количество целей на американской территории окажется в зоне стрельбы перспективных иранских ракет.

Удивляет информация о создании «двадцатиметровых ракетных шахт». По-видимому, речь идет о глубине шахтных пусковых установок (ШПУ). Но, несмотря на громкие заявления иранского руководства (очередная дезинформация уже со стороны Тегерана, так называемые ШПУ были показаны в конце июня 2011 года во время учений «Великий Пророк-6»), такие пусковые установки в ИРИ реально не используются. Все существующие и создаваемые ракеты средней дальности имеют мобильные пусковые установки. И для этого есть веские причины, так как создание ШПУ будет провоцировать Израиль (США) для нанесения превентивного удара. Создание же ложных объектов такого рода не имеет смысла даже при нынешнем уровне технической разведки.

«Бункеры для хранения ракетного топлива» необходимы только в том случае, если планируется использовать жидкостные ракеты. Для твердотопливных ракет заправка осуществляется при изготовлении в заводских условиях. Создавать такие бункеры не имеет смысла, если Иран будет переходить на использование только твердотопливных баллистических ракет.

Выводы вентиляционных шахт и системы отопления не являются единственным демаскирующим признаком: фотосъемка может быть проведена в момент строительства объекта, в момент же его эксплуатации техническими средствами разведки достаточно легко выявляется работа средств связи и энергообеспечения.

Под системой отвода отработанного газа, по-видимому, понимается система отвода газов при старте ракеты. Необходимость в этом существует только для простейших типов шахтных пусковых установок. Современные ракеты используют старт из транспортно-пускового контейнера с пороховым аккумулятором давления («минометный» старт). В этом случае отпадает необходимость в газоходах, что существенно повышает защищенность ШПУ и позволяет ее монтировать в 2–3 раза быстрее.

Конечно, никто не может исключать факт сотрудничества Ирана и Венесуэлы в ракетной сфере, и даже попыток передачи ракетных технологий. Однако в современных условиях это скрыть практически невозможно. США и Израиль тщательно следят за подобной деятельностью и сделают все, чтобы воспрепятствовать таким поставкам. Если же такое произойдет, то это будет грубым нарушением резолюции 1929 Совета Безопасности ООН как со стороны Ирана, так и Венесуэлы. Это неизбежно приведет к введению против Каракаса финансово-экономических санкций как минимум со стороны США и ЕС. В отличие от иранского руководства правящий в Венесуэле режим к этому не готов.

В настоящее время Венесуэла не имеет серьезного задела в ракетостроении, поэтому даже в случае оказания ей технической помощи со стороны Ирана потребуется как минимум десятилетие для разработки собственных баллистических ракет. Но в таком случае отсутствует какая-либо потребность в создании сейчас секретной ракетной базы.

Твердотопливные ракетные двигатели

В конце августа нынешнего года министр обороны ИРИ Ахмад Вахиди сообщил о способности его страны производить углепластиковые композиционные материалы. По его мнению, это «устранит узкое место в иранском производстве современных военных средств». И он был прав, так как углепластиковые композиты играют важную роль в создании, например, современных твердотопливных ракетных двигателей. Это, несомненно, будет способствовать развитию ракетной программы «Саджиль».

По имеющимся данным, уже в 2005–2006 годах некоторые коммерческие структуры из стран Персидского залива и зарегистрированные на иранцев осуществляли нелегальный ввоз металлокерамических композитов из Китая и Индии. Такие материалы используются, например, при создании реактивных двигателей в качестве жаропрочных материалов и конструктивных элементов тепловыделяющих сборок для ядерных реакторов.

Указанные технологии имеют двойное назначение, поэтому их распространение регулируется режимом контроля за ракетными технологиями. Они не могли попасть в Иран законным путем, что говорит о недостаточной эффективности систем экспортного контроля. Овладение такими технологиями будет способствовать созданию в ИРИ современных баллистических ракет (на Западе многие уверены, что ракетные технологии Иран получает исключительно из России).

Есть еще одна сфера применения композиционных материалов в ракетно-космической технике, на которую не всегда обращают внимание. Это производство теплозащитного покрытия, которое крайне необходимо для создания боеголовок межконтинентальных баллистических ракет (МБР). В случае отсутствия такого покрытия при движении боеголовки в плотных слоях атмосферы на нисходящем участке траектории произойдет перегрев ее внутренних систем вплоть до нарушения работоспособности. Как следствие боеголовка выйдет из строя, не достигнув цели. Сам факт проведения исследований в этой сфере говорит о том, что иранские специалисты ведут работы по созданию МБР. По-видимому, сейчас это вопрос больше времени, чем технической возможности. Об этом, в частности, свидетельствует состоявшийся в этом году пуск иранской баллистической ракеты, скорее всего типа «Саджиль», в морскую акваторию.

Таким образом, туман вокруг иранских баллистических ракет постепенно рассеивается. Становится очевидной тенденция перехода от производства жидкостных ракет к твердотопливным, что существенно повышает их боеготовность. Массово-габаритные характеристики таких ракет (типа «Саджиль») не требуют создания шахтных пусковых установок, поэтому наиболее вероятно использование для них мобильных пусковых установок. Количество ракет этого типа скорее всего ограничится одной ракетной бригадой, которая может быть развернута в ближайшие годы. Одновременно с этим ведутся работы по созданию ракет межконтинентального класса, но перспективы такой деятельности остаются неясными.

Владимир Валерьевич Евсеев - кандидат технических наук, директор Центра общественно-политических исследований.



Источник: Независимое военное обозрение


реклама

Новости Ирана за 03.10.11

Архив металлургических объявлений | Пищевое и торговое оборудование
Новостной архив предоставлен компанией ООО ЦИСИ