Архив новостей новостей об Иране
Информация об Иране. Архив новостей
Недавние новости об Иране

По словам представителя грузинских властей, цель России -"создать хаос" в Грузии

Дата новости: 20.08.02

Ираклий Арешидзе Интервью Малхаза Какабадзе и Ираклия Батиашвили Эскалация напряженности в отношениях между Грузией и Россией привлекает внимание мирового сообщества. Европейский Союз выступил с заявлением, в котором призывает проявлять сдержанность и соблюдать международные обязательства в отношении территориальной целостности всех стран региона. Заявление сделано в связи с сообщениями о неоднократных вторжениях российских ВВС в воздушное пространство Грузии. Министр иностранных дел России отверг призывы Евросоюза, сказав, что заявление . Грузинские власти категорически отвергают утверждения России, будто Тбилиси активно содействует чеченским боевикам в Панкисском ущелье, и отказались от российских предложений о совместной военной операции в этом районе. Министр обороны России Сергей Иванов заявил 15 августа, что некоторые сепаратисты, ликвидированные недавно в Чечне, имели при себе составленные на грузинском языке удостоверения беженцев. Грузинские власти отвергают эти обвинения. Тем временем грузинские и абхазские силы готовы к новым столкновениям в Кодорском ущелье. Благодаря срочным переговорам удалось предотвратить возобновление конфликта: стороны согласились установить демилитаризованную зону. Абхазия согласилась также предоставить грузинским властям карты минных полей. Кодорское ущелье - единственный район Абхазии, до сих пор находящийся под контролем Тбилиси. Абхазские силы де-факто завоевали независимость в гражданской войне 1992-1993 гг. С тех пор стороны придерживались трудного соглашения о прекращении огня в ходе попыток найти политические способы урегулирования конфликта. Чтобы разобраться в последних событиях в Абхазии, Панкисском ущелье и в российско-грузинских отношениях в целом, автор EurasiaNet Ираклий Арешидзе взял интервью у представителей высшего руководства Грузии - министра по особым поручениям Малхаза Какабадзе и председателя парламентского комитета по обороне и безопасности Ираклия Батиашвили. Какабадзе был назначен на свой нынешний пост два с небольшим года назад, а до этого являлся послом в России и заместителем министра иностранных дел. Батиашвили ушел в отставку с одного из высших постов в силовых структурах Грузии в 1993 г. в знак протеста против вступления страны в Содружество независимых государств. В настоящее время он является одним из лидеров партии , а в мае стал председателем Комитета по обороне. Ниже приводится текст беседы. EurasiaNet. Что случилось в Абхазии на этой неделе, и чем это было вызвано? Какабадзе. Это может показаться странным, но с учетом конфликтной ситуации территория Абхазии поделена на условные зоны. Одна зона находится под контролем грузин, это район Кодорского ущелья и примыкающей к нему территории, другие части Абхазии контролируются правительством сепаратистов. Абхазская сторона нарушила условную границу между этими зонами, вступила на территорию, контролируемую Грузией, и установила там свои посты. Это, разумеется, вызвало ответную реакцию со стороны Грузии. Важно отметить, что в Кодори нет подразделений грузинской армии. Там находятся представители пограничной службы, независимого государственного органа. Пограничники выполняют полицейские функции, это подразделение в западном духе, отличающееся от погранвойск советского образца, входивших в состав вооруженных сил. Благодаря усилиям пограничников и местного населения строительство абхазских постов было прекращено. Действительно, это сопровождалось стрельбой с обеих сторон. Автандил Джорбенадзе [государственный министр Грузии], глава департамента охраны границы Валерий Чхеидзе и я направились в Кодори, чтобы попытаться разрешить проблему. К нам присоединился Эмзар Квициани, уполномоченный президента Грузии в Кодорском ущелье, и мы начали обсуждение этого вопроса с абхазской стороны, представив им прямо на карте нашу точку зрения на ситуацию и указав на места нарушения абхазской стороной условной границы, разделяющей зоны. Абхазская сторона согласилась с нами. Нам показалось, что абхазская сторона не поддерживает эскалации напряженности и что кто-то вынуждает их к такой эскалации, чтобы завести переговорный процесс в тупик. Эти переговоры с абхазской стороной в настоящий момент вступают в решающую фазу, касающуюся вопроса о политическом статусе, и кто-то пытается саботировать обсуждение этих вопросов. Вообще говоря, в этом заинтересована российская сторона. Кроме того, по какой-то причине Россия считает, что должна установить контроль над Кодорским ущельем. Несколько раз нам поступали предложения, отвергнутые грузинской стороной, открыть там посты российских . Нам кажется, что это отчасти послужило причиной инцидента. EurasiaNet. В Тбилиси имела хождение гипотеза, будто Россия желает перемещения чеченских боевиков в Абхазию, где Москва могла бы устроить беспорядки и провокации. Что Вы думаете по поводу этих предположений? Какабадзе. В прошлом году что-то вроде этого уже было, в связи с инцидентом с Гелаевым. Я не располагаю всей информацией, однако знаю, что в этом инциденте были замешаны российские спецподразделения. По-видимому, чеченская сторона имела договоренность с российской стороной о том, что граница будет открыта, однако затем российская и абхазская стороны предали их, и граница оказалась закрыта. Эти люди были затем предоставлены самим себе и вынуждены были начать вооруженную борьбу, хотя первоначально они и не намеревались этого делать. Я верю в эту версию, потому что России нужно найти еще одно Панкиси в Грузии, и если чеченские боевики войдут в Абхазию, то это породит серьезные проблемы, и России будет легко устроить там провокации. EurasiaNet. Многие грузины считают, что действия России как в Абхазии, так и в Панкиси направлены на создание хаоса. Согласны ли Вы с этим мнением? Если да, то почему Россия желает создать хаос в Грузии? Какабадзе. Разумеется, целью является хаос. Некоторые круги в России не могут смириться с грузинской независимостью и с той ролью, которую начинает играть Грузия на международной арене. Я имею в виду международные проекты, независимую внешнюю и внутреннюю политику Грузии и, конечно же, решение Грузии выстроить отношения с евроатлантическими структурами. Эти круги желают, чтобы в Грузии было контролируемое ими правительство. Я заявляю со всей ответственностью, что даже если эти круги и силы предпримут такую попытку, эта политическая сила не сможет придти к власти в Грузии. Грузинский народ не поддержит движения с такими целями. EurasiaNet. Некоторые замечают совпадение между российскими требованиями, и в частности требованиями президента Владимира Путина, касающимися Грузии и ее руководства, и требованиями некоторых политических сил в самой Грузии. Видите ли Вы какую-то связь между этими требованиями? Какабадзе. Да, я вижу между ними связь. Но я должен сказать совершенно недвусмысленно, что [президент Эдуард] Шеварднадзе останется президентом Грузии, а эти люди исчезнут, т.е. исчезнут с политической сцены. EurasiaNet. Как Вы объясняете недавнюю эскалацию напряженности в отношениях между Грузией и Россией? Батиашвили. События в Панкиси и Кодори связаны с неготовностью России признать независимость Грузии и являются средством психологического террора в отношении Грузии. Возьмем пропаганду в СМИ. Вспомним также провокации, такие, как бомбардировки грузинской территории. Россия располагает великолепными спецслужбами, хорошо знающими, где надо бомбить, а где не надо, и где именно в Панкиси могут находиться вооруженные отряды. Россия намеренно бомбила ненаселенные районы, потому что бомбардировки не были направлены на поражение чеченских боевиков, это было частью психологической войны против Грузии. Аналогично этому появление вооруженных сил в Кодори, или, точнее, на Марухском перевале стало еще одним способом психологического давления, нацеленным на дальнейшее осложнение обстановки. Цель всех этих действий - заставить наше общество согласиться на неизменный контроль в будущем со стороны России и вызвать страх перед дальнейшей эскалацией напряженности в отношениях с Москвой. Я только что возвратился из Кодори и считаю, что еще рано говорить о полном урегулировании ситуации. Это были очень хорошо обученные подразделения, их, должно быть, долго готовили, и они отошли всего на несколько километров. Завтра ситуация может стать такой же напряженной, какой она была в понедельник и вторник. В действительности правительство абхазских сепаратистов не хочет войны. Они контролируют свою территорию, и они желают мира и притока туристов. Однако это правительство находится под контролем России, и вполне вероятно, что вооруженные подразделения появились в Марухи по указке России. Грузинское правительство должно проявлять максимум осторожности. Для нас очень важно разрешить ситуацию в Панкиси. Местное население в ущелье, кистинцы [этнические чеченцы], выступают с заявлениями и говорят, что не хотят появления на их земле российских сил. Мы хотим, говорят они, чтобы с преступниками разобралось грузинское правительство. Однако мы должны проявлять осторожность, поскольку весьма вероятно, что наш сосед готовит новые провокации, чтобы еще больше усилить напряженность и втянуть нас в серьезный конфликт. Я очень надеюсь, что действия грузинских властей будут хорошо продуманы и найдут поддержку у местного населения. EurasiaNet. Почему, как Вы думаете, российское правительство пошло на столь быстрое и радикальное обострение ситуации? Батиашвили. Это вызвано тремя главными факторами. Во-первых, нашими недавними успехами, связанными с нефте- и газопроводами, которые хорошо известны. Во-вторых, началом осуществления и появлением в Грузии американских военных инструкторов. Эта программа и военная помощь и сотрудничество с США в целом является важнейшим средством обеспечения безопасности Грузии, и Россия очень хорошо это понимает. В-третьих, это вызвано нежеланием Грузии разрешить России проведение операций в Панкиси, которые означали бы распространение чеченской войны на грузинскую территорию и вовлечение нашей страны в войну регионального масштаба на Кавказе. Еще при [бывшем российском президенте Борисе] Ельцине Россия требовала предоставить ей нашу территорию для бомбардировки чеченских отрядов. Грузия отвергла тогда эти требования, и отношения между Грузией и Россией значительно ухудшились. Сегодня они выдвигают аналогичные требования. Однако вполне возможно, что агрессивные действия России вызваны причинами более глобального характера. Например, в появилась статья, автор которой считает, что в обмен на Грузию Россия пытается выторговать у США Ирак. Другими словами, если США имеет право проводить операции в Ираке (что очень беспокоит Россию и совершенно для нее неприемлемо) и если США сможет свергнуть режим Хусейна, влияние американцев в мире усилится, а влияние России упадет. Поэтому действия России в Грузии вполне могут быть реакцией на американские планы в Ираке. EurasiaNet. Многие российские политики считают, что Грузия и Россия не смогут установить добрых отношений, пока Шеварднадзе остается президентом Грузии. Что Вы думаете по этому поводу? Батиашвили. Важнейшей задачей России в Грузии является избавление от Шеварднадзе. Грузинский народ убеждают, что если Шеварднадзе не будет и к власти придет новая, пророссийская политическая сила, то все проблемы, осложняющие грузино-российские отношения, будут сразу же разрешены. Это, разумеется, полная ерунда. Мы все помним, когда в начале правления Шеварднадзе Грузия взяла на короткое время курс на сближение с Россией. Посты получили несколько пророссийских министров, в том числе министр обороны Вардико Надебаидзе и министр госбезопасности Игорь Георгадзе, а Грузия вступила в СНГ и была готова разрешить российским вооруженным силам остаться в Грузии еще на 25 лет. Но что мы получили за все это? Ничего! Обеспечивать государственную безопасность и территориальную целостность страны, выполняя агрессивные требования России, глупо. Наше будущее зависит от развития экономики, политической стабильности и строительстве наших собственных вооруженных сил - единственной реальной гарантии территориальной целостности Грузии. EurasiaNet. Кроме должности председателя Комитета по обороне, Вы занимаете также пост одного из лидеров влиятельного политического движения, придерживающегося проамериканских позиций. Если бы Новые правые были сегодня у власти, как бы они поступили? Отличалась бы их политика существенным образом от политики, проводимой нынешним правительством? Батиашвили. Если говорить об отношении к России, то наши действия, вероятно, были бы такими же. Например, именно Шеварднадзе отдал приказ грузинским вооруженным силам, чтобы даже в случае нападения абхазской стороны в Кодори они придерживались тактики минимального ответа, не допуская превращения столкновений в Марухи в войну. Тем не менее, предстоит еще много сделать для укрепления грузинского контроля над Кодори. Кроме того, в Панкиси, по моему мнению, мы давно должны были бы начать аресты преступников - как грузин, так и иностранцев. Бездеятельность нашего правительство в отношении Панкиси, представляющего главную криминальную опасность для Грузии, служит России оправданием, или поводом для оказания давления на нашу страну. В целом для нашей партии государственная безопасность является важнейшим вопросом, определяющим будущее Грузии. Наша партия и ее лидер в парламенте Давид Гамкрелидзе убеждены, что безопасность страны и военная реформа требуют совершенно нового подхода, основанного на геополитических реалиях нашего региона. Наша партия уже занимается разработкой такой концепции. Решение выдвинуть меня на пост председателя Комитета по обороне было принято именно с той целью, чтобы продвинуться в вопросе о военной реформе и отношениях с США и НАТО. Я занял этот пост, согласившись с тем, что это самый важный вопрос, от которого зависит будущее страны, ее независимость и суверенитет. EurasiaNet. Можете ли Вы сказать что-то более конкретное о реформах, которые Вы хотели бы провести? Батиашвили. Нам нужно преодолеть психологический барьер, мешающий проведению реформ в министерстве обороны. Требуются серьезные кадровые решения, увольнение противников реформ. Мы могли бы создать прекрасно работающее министерство, однако при нынешнем составе минобороны никаких перемен ожидать не приходится. Грузия получает рекомендации из многих источников - от НАТО, от иностранных советников по безопасности и др. Все они сводятся к одному - Грузии необходимо сократить армию, сделать ее более мобильной и по своим масштабам не превышающей того, что Грузия может себе позволить. Кроме структурных изменений, решающее значение имеет гражданский контроль над вооруженными силами. Важную роль здесь должен играть парламент. Министром обороны должно быть гражданское лицо. Необходимо изменить характер отношений между генштабом, министром обороны и родами войск. Нам нужно реформировать и реорганизовать систему военного образования. Надеюсь, что наш комитет сможет продвинуть вопрос о давно назревших реформах. Чтобы осуществить перемены, мы должны быть выше политических интриг. Уже несколько месяцев подряд в грузинской прессе появляются статьи, в которых утверждается, что наш лидер в парламенте, Давид Гамкрелидзе, желает занять пост министра обороны, а все действия нашей партии направлены на достижение этой цели. Я бы не хотел, чтобы мои призывы к реформе были неправильно поняты, поэтому заявляю еще раз, что эти обвинения являются полным абсурдом. От редакции. Ираклий Арешидзе - приглашенный исследователь Института Центральной Азии и Кавказа при Высшей школе международных исследований (Университет Джонса Хопкинса, Вашингтон, округ Колумбия) (SAIS). Высказанные в данной статье мнения принадлежат исключительно автору, а не учреждениям, с которыми он связан. Источник: Eurasianet от 19.08.2002

реклама