Архив новостей новостей об Иране
Информация об Иране. Архив новостей
Недавние новости об Иране

«Какая цена на нефть и газ является справедливой?»

Дата новости: 13.05.10

В Алжире 19 апреля состоялось важная конференция Форума стран - экспортеров газа (ФСЭГ). От России в ней участвовал министр энергетики Сергей Шматко. Алжирский министр Шакиб Халиль предложил ограничить производство газа, чтобы повысить цены на него. Эта идея не нашла поддержки, но вновь вызвала споры о самой организации: для чего она была создана и может ли она влиять на мировые газовые цены? Ведь форум газовых экспортеров с момента создания (неофициально еще в 2001 году, а формально - в 2008-м) многим напоминал Организацию стран – экспортеров нефти (ОПЕК), которая в сентябре этого года отмечает свое пятидесятилетие.

Что общее и что отличает эти два объединения экспортеров топлива? Об этом в интервью журналу «МИНТОП» рассказал в Тегеране вице-президент Национальной иранской нефтяной компании Ходжатолла Ганимифард. Ранее он работал заместителем министра нефтяной промышленности, был кандидатом от своей страны на пост генерального секретаря ФСЭГ.

Наш собеседник - профессор Тегеранского нефтяного технологического университета, в своей научной карьере уделивший немало внимания изучению истории ОПЕК. Он сам не раз принимал участие в заседаниях этой организации. Ганимифард иногда шутит, что для него «нефть и газ - это судьба». Он поясняет: «Ведь я родился в сентябре 1951 года, через полгода после того, как в Иране была национализирована нефтяная промышленность».

- Так может ли ФСЭГ стать чем-то вроде газового ОПЕК? По аналогии с Организацией стран-экспортеров нефти?

- Мне хорошо знакома история создания ФСЭГ, я был кандидатом Ирана на пост генерального секретаря этой организации. Но, как вы помните, был избран российский кандидат (бизнесмен Леонид Бохановский – Ред.), с чем я и поздравляю вашу страну. Он приступил к работе с января этого года. Да, некоторые аналитики проводили параллели между газовым форумом и Организацией стран - экспортеров нефти, кое-кто даже иронично называл новую газовую организацию ОГЕК – мол, это газовый ОПЕК. Но давайте сначала разберемся, а что такое собственно сам ОПЕК!

- Вы считаете, что ОПЕК за 50 лет своего существования все еще представляет загадку для специалистов?

- В странах-потребителях были и есть попытки создать этой организации негативный имидж с упором на то, что это якобы картель, что его цель будто бы - диктовать и взвинчивать цены в ущерб потребителям, манипулируя производством и получая преимущество на рынке. На Западе в университетах многие на этой теме стали докторами экономических наук. В своих диссертациях они задаются вопросом: а является ли ОПЕК картелем или нет? Я читал многие эти работы: они не могут доказать, что это картель. Нет таких научных и экономических признаков. К сожалению, однако, этот ярлык нередко навешивается на ОПЕК, и ваши коллеги-журналисты, бывает, называют так эту организацию, хотя совершенно незаслуженно.

На самом же деле ОПЕК не вела и не ведет себя как картель и не стремится к монополии. Эта организация – за свободный рынок. Было лишь несколько исключительных случаев в истории, когда она серьезно напугала потребителей, что до сих пор вызывает нехорошие воспоминания. Например, было нефтяное эмбарго в отношении потребителей, введенное с подачи ряда арабских стран, добывающих нефть. (В 1973 году, когда шла арабо-израильская война, входящие в ОПЕК арабские государства резко ограничили экспорт нефти, чтобы наказать «нефтяным голодом» те западные страны, что поддержали израильтян – Ред.).

ОПЕК может отменить квоты на добычу

- Тогда каковы цели ОПЕК? И с какой целью сейчас 11 стран создали газовый форум?

- ОПЕК, как и ФСЭГ, дают определенные сигналы рынку, но отнюдь не диктуют цены на топливо. Вообще же это очень удачные объединения стран-производителей для координации своей политики, обмена мнениями. К этому, на мой взгляд, сейчас надо более активно подключать и страны-потребители. Это же ведь наше общее дело – использовать это топливо так, чтобы его хватило не только на наш век. К тому же в новой газовой организации – ФСЭГ, учрежденной всего-то в декабре 2008 года на конференции в Москве, – и вовсе не идет речи о том, чтобы устанавливать квоты на объемы производства газа.

- Но в ОПЕК существуют квоты на добычу нефти для стран-членов. Как это согласовывается с идеей свободного рынка?

- Так ведь квоты в ОПЕК были не всегда! В сентябре эта организация, основанная в 1960 году, отметит 50-летие со дня создания. Но это не значит, что квоты были все 50 лет. Решение о контроле над добычей, когда все члены организации сокращают или увеличивают ее по взаимному согласию, было принято на определенном этапе - в 1982 году. И еще не факт, что квоты в ОПЕК будут существовать всегда. В конце концов, они не так уж сильно влияют на цены.

Лично я верю в принципы свободного рынка. Я хорошо помню, как в лучшие для Советского Союза годы вы производили много нефти, а ОПЕК тоже тогда добывала на максимуме – и рынок поглощал эти объемы. Если страна способна больше производить и экспортировать нефти и газа, находя потребителей для этого, - значит, рынок это позволяет. Нельзя поставить больше, чем рынок может поглотить.

Не забывайте также, что ОПЕК, куда входит 12 стран, контролирует всего 40% мирового производства нефти. Остальные 60% - в руках других производителей, в числе которых Россия, Норвегия, Мексика, другие страны. Разве может меньшинство диктовать свою волю большинству? Наоборот, мы выступаем за то, чтобы спрос и предложение равновесно определяли друг друга, а потребители и производители находились в тесной взаимосвязи. А это-то и есть свободный рынок.

- Тогда объясните, пожалуйста, зачем все-таки понадобилось вводить в ОПЕК квоты? Ведь тот же Иран может производить 4 млн баррелей нефти в день, а добывает где-то на полмиллиона баррелей меньше.

- Деятельность ОПЕК больше связана с вопросом о том, а какая цена на нефть является справедливой? Вспомните, после второй мировой войны добычу и реализацию нефти на Ближнем и Среднем Востоке продолжали контролировать семь крупных западных компаний, в основном британских и американских, - «семь сестер», как их называли. По ряду причин их устраивали низкие цены на нефть, хотя это как раз противоречило ситуации на рынках. Ведь после войны рынки развивались, возникала нужда в топливе, цена должна была подниматься, но вместо этого колебалась в районе 1,80 или 1,93 доллара за баррель! Меньше двух долларов!

ОПЕК была создана, чтобы добиться нормальных доходов для производителей нефти. Введение квот позже тоже было связано как раз с этим желанием: получить справедливые цены.

- Сейчас цены колеблются возле отметки 80 долларов за баррель. По-вашему, эта цена является справедливой?

- Могу ли я спросить вас в ответ: а какова справедливая цена на персидский ковер? Трудно ведь ответить на этот вопрос, правда? Наверное, это такая цена, которую и сам продавец считает хорошей, и за которую этот ковер может приобрести покупатель! И это зависит от многих факторов. Так же и с газом, и с нефтью. Кому-то из покупателей нынешняя цена не очень нравится. Но 80 долларов за баррель нефти – приемлемая цена для многих потребителей на Западе. И они не хотят, чтобы мировые цены были ниже.

Кто поднимает цены на нефть выше 100 долларов

- Почему же западный покупатель не хочет, чтобы цены были ниже?

- Потому что крупный потребитель энергоресурсов сегодня – это Китай. Низкие цены помогут китайцам еще быстрее развивать их производство. Их дешевые товары еще больше заполнят западные рынки, что негативно скажется на местной промышленности, которая не сможет конкурировать с китайской. Вот почему потребитель, казалось бы, заинтересованный в низкой цене, на самом деле не хочет совсем уж низкую цену. Для нас же та цена хороша, за которую покупатели готовы приобретать топливо. Проблема сейчас нередко в резких скачках цен и в том, что их не всегда определяет рынок.

Задумайтесь над тем, кто сейчас определяет цену?! Производители? Нет! Покупатели? Нет! Так кто же? Биржевые рынки! Вот кто! Сколько раз бывало, когда ОПЕК увеличивала производство, а цены после этого шли не вниз, как полагается, а взлетали вверх. Кто это делал? Генсек ОПЕК? Саудовская Аравия? Иран? Биржи – вот кто определяет цены! А кто главный на биржах? Кто играет с акциями? ОПЕК? Нет. Всего лишь группа спекулянтов. Но это влиятельная группа.

- Неужели дело в спекуляциях?

- Я помню, как участвовал в важном совещании по нефти в городе Джидда в Саудовской Аравии летом 2008 года. Это была экстренная встреча производителей и потребителей топлива. На ней присутствовал саудовский король Абдалла. Цены тогда шли вверх, и потребители обеспокоились. Саудовцы, вняв их просьбам, пообещали в одностороннем порядке увеличить свое производство нефти сначала на 200 тысяч баррелей в день, а затем и на все 500 тысяч баррелей, чтобы снизить цены.

Однако в тот же день, как только прозвучало это обещание, цена неожиданно резко пошла вверх! По каким законам? И почему вообще цены иногда поднимаются до 145 долларов за баррель? Из-за объемов производства? Нет! Из-за спекуляций на рынках биржевых акций!

Приведу еще пример. Были случаи, когда все нефтяные страны производили около 85 млн баррелей нефти в день, а на биржевых рынках крутились акции такой стоимостью, что будто бы мировое производство нефти равнялось 1,1 млрд баррелей ежедневно! Всего лишь на бумаге! Вот кто против свободного рынка! Спекулянты ведь не учитывают такие показатели, как количество и качество товара.

- И что все это значит?

- Это значит, что сегодня как раз свободного рынка-то и нет. Рынок в руках спекулянтов. ОПЕК хотя бы как-то пытается повлиять на эту нездоровую ситуацию. В этом ее роль сейчас. И здесь эта организация должна еще больше сотрудничать с потребителями. Год за годом, встреча за встречей – растет понимание, что такая координация нужна: между ОПЕК и другими добытчиками, в том числе Россией.

- Но некоторые страны, наоборот, выходят из ОПЕК. Так, в 2008 году из организации вышла Индонезия. Разве это не пример растущих разногласий между добытчиками?

- Индонезия вышла из ОПЕК не из-за каких-то разногласий, а потому, что перестала быть нетто-экспортером нефти. И никаких других интриг здесь нет.

Тот шок сыграл свою роль в разрушении СССР

- Организация, однако, не избежала интриг и тайных заговоров. Верите ли вы в версию о том, что ОПЕК и ее ведущий игрок – Саудовская Аравия – помогли американцам развалить Советский Союз, обрушив цены на нефть?

- Позвольте мне начать ответ на этот вопрос с того периода, когда в 1979 году в Иране произошла исламская революция. Вскоре после нее цены на нефть выросли, закрепившись возле отметки 40 долларов за баррель. Тогда Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак попытались восполнить недостающие объемы иранской нефти. Цены стабилизировались. Но вскоре, в 1980-м году, Ирак напал на Иран – цены снова взлетели.

Американцам это было экономически невыгодно. Советскому Союзу как экспортеру нефти – наоборот, было хорошо. Целью американцев и некоторых их союзников было оставить государства, которые они считали своими противниками, без основных статей дохода. К таковым государствам относились Иран и Советский Союз. Ведь мы и вы тогда сильно зависели от экспорта нефти.

И вдруг цены на нефть рухнули. Если в самом начале 1986 года они еще были 40 долларов за баррель, то меньше чем за год они упали до восьми долларов! Экономики нефтедобывающих стран сильно пострадали, особенно Ирана и вашей страны, тогда еще Советского Союза. А когда проблемы в экономике – тогда, естественно, возникают и сложности во внутренней политике.

- Так был ли заговор со стороны США и Саудовской Аравии?

- Мне бы не хотелось называть кого-то конкретно. В конце концов, доказательств тому нет. К тому же, как у нас говорят – на все воля Аллаха. Да и не хочется мне лить воду на мельницу тех, кто представляет Америку как все на свете могущую державу, способную, в том числе, так обвалить цены на нефть. Наверное, все-таки одна лишь только политическая воля Америки не могла вызвать такой коллапс. Были и другие причины. Но американцы имели в своих руках инструменты, которые способствовали усугублению ситуации.

Бесспорно, то обрушение цен на нефть сильно ослабило экономику Советского Союза. С того момента до развала вашей страны прошло всего пять лет. За все это время цена уже никогда не поднималась тогда до 40 долларов за баррель. Было 17, 20, 25 долларов. Но 40 – нет. Был на короткий период скачок в 1990 году, когда Ирак напал на Кувейт, ведь оба эти государства являются добытчиками нефти. Но потом цена снова снизилась и уже колебалась около отметки 20 долларов. Нефтяной шок, вызванный падением цен, сыграл свою роль в разрушении Советского Союза.

- Сегодня, насколько мне известно, вы настроены оптимистично и считаете, что цены еще долго продержаться на приемлемом для производителей уровне. Их не обвалят ни растущее производство в России, ни поиски нефти и газа в хотя и медленно, но восстанавливающемся от войны Ираке. Неужели все эти новые объемы не обвалят цены?

- Нет, мы не опасаемся этого. Единственное, что хотелось бы пожелать многим странам-добытчикам: чтобы они не опирались только на нефть и газ. Нельзя, чтобы экономика государства зависела от экспорта этих природных ресурсов. История должна же чему-то учить. Более 30 лет назад экономика нашей страны, Ирана, в значительной степени зависела от нефти. Причем это была крупная экономика, ни в какое сравнение не идущая с сегодняшним соседним с нами Ираком.

Но любые проблемы в нефтяной отрасли моментально отражались на всем состоянии экономики. Наши противники знали об этом, и во время войны наносили удары по нефтяным объектам. (С 1980 по 1988 годы Иран воевал с Ираком – Ред.). А если кто-то хотел ослабить нашу страну в мирное время, то принимал такие политические решения, которые мешали зарубежным инвесторам вкладывать деньги в развитие нашего нефтегазового сектора.

Иран планирует экспортировать бензин

- Вы имеете в виду действующие против Ирана американские санкции?

- Да, я это имею в виду. Они же действуют, начиная с февраля 1979 года, то есть с первых дней исламской революции в нашей стране. Это были односторонние американские санкции. Некоторые западные нефтяные компании уже тогда перестали работать в Иране, хотя кто хотел – остался. Так, американская компания «Коноко» работала у нас до середины 1990-х годов. А когда они из-за санкций все-таки были вынуждены прекратить разработку иранского нефтяного месторождения, то на их место быстро пришли французы, малазийцы, а затем и россияне.

В 1995 году последовало ужесточение американских санкций, президентом тогда в США был Билл Клинтон. Американским нефтеперерабатывающим заводам, к примеру, запрещалось приобретать иранскую нефть для переработки. Следующий год – новое ужесточение. В 1996 году американцы приняли акт о санкциях, известный под названием «Акт ИЛСА». Это был закон о новых санкциях против двух стран: Ирана и Ливии, отсюда первые две буквы в аббревиатуре названия документа.

- Чем были неприятны новые меры?

- Эти меры уже ударили непосредственно по инвестициям в наш нефтегазовый сектор, причем это касалось не только американских, но и зарубежных компаний, если они хотели сохранить торговые связи с США. Наказанию подлежали те компании, которые инвестировали более чем 40 млн долларов в Иран. Затем последовал более жесткий шаг: теперь уже нельзя было инвестировать более чем 20 млн долларов.

А вы же знаете, что нефтегазовый сектор требует больших инвестиций, гораздо более значительных, чем эти суммы. Из года в год санкции усиливались, причем американцы старались превратить свои односторонние меры против Ирана в международные санкции. Тем не менее, на наших месторождениях работают многие зарубежные компании. Например, крупное газовое месторождение «Южный Парс» разрабатывают французские, малайзийские, другие компании, в том числе российский «Газпром».

Словом, в условиях санкций работать непросто, но мы привыкли к таким условиям и вполне справляемся. Потеряли скорее те, кто отказался у нас работать. Тем же американским потребителям пришлось сложнее, ведь еще со времен шаха они привыкли покупать иранскую нефть. К тому же действующие против нас санкции быстрее помогли нам понять: если страна сильно зависит от нефти, то по ее экономике и политической системе при желании в любой момент можно нанести чувствительный удар.

Так что, возвращаясь к вашему предыдущему вопросу, скажу: если наши иракские соседи планируют увеличить нефтяную добычу чуть ли не в три раза, до шести миллионов баррелей в день, но при этом не станут развивать другие секторы экономики – это будет большая ошибка. Мы в Иране это поняли, и поэтому деньги, получаемые от экспорта нефти и газа, постарались вложить в развитие других отраслей экономики.

- Однако те, кто разрабатывает новые санкции против Ирана, нашли болевую точку: они предлагают запретить продажу вашей стране нефтепродуктов, в первую очередь бензина. Как так получилось, что нефтегазовая страна нуждается в импортном бензине? Ведь строительство первого иранского нефтеперерабатывающего завода в Абадане началось еще в 1900-м году? И уже через десять лет, то есть сто лет назад, этот завод заработал?

- 31 год санкций, длительная война с Ираком сказались на нашей нефтяной промышленности. Были ведь времена, когда Иран мог добывать шесть миллионов баррелей нефти в день. Сейчас мы способны производить 4 млн 230 тысяч баррелей ежедневно, хотя добываем меньше, в рамках установленной ОПЕК квоты. Но дело не в добыче, в конце концов, мы ее сознательно ограничиваем, ставя для себя целью развивать другие отрасли.

А вот переработку мы сейчас развиваем. Почему раньше стране хватало бензина, а сейчас его недостаточно? Тому есть ряд причин. Сейчас, по сравнению с 1980-м годом, население Ирана увеличилось вдвое – до 72 миллионов человек. Тогда внутреннее потребление нефтепродуктов было не столь велико. Нам тогда хватало объемов производства, чтобы даже экспортировать нефтепродукты, причем высокого качества! В 1978 году не только иранская нефть, но и нефтепродукты шли даже в Японию!

Большой удар по иранской нефтяной промышленности нанесла война с Ираком. Наши материальные потери от той войны, развязанной Саддамом Хусейном, составили 600 млрд долларов! И нам же никто ничего не вернул потом, ни одного цента! Инфраструктура была разрушена. ООН, правда, потом оценила этот ущерб в 96,7 млрд долларов, то есть ниже чем в 100 млрд. Но даже из этой суммы нам никто ничего не вернул. Никаких компенсаций, никакой международной помощи.

- Тегеран рассчитывал на некие компенсации?

- А посмотрите, что было после нападения Ирака на Кувейт в 1990 году. Несколько месяцев Кувейт находился под иракской оккупацией, хотя это отнюдь не была война на долгие годы, как у нас. Кувейт был освобожден с помощью сил международной коалиции, получил материальную поддержку. Международное сообщество обязало Саддама Хусейна выплачивать этой стране компенсации. Организация Объединенных Наций контролировала процесс выплат, которые представляли собой существенный процент от доходов, получаемых Ираком от экспорта нефти.

Ирану же после войны, да еще в условиях санкций и без всякой поддержки, было непросто восстанавливать свою нефтеперерабатывающую промышленность. Треть нашего потенциала была утрачена. Но мы восстановили прежние нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) и построили новые – например, в Араке, что к юго-западу от Тегерана, и в Бендер-Аббасе, что на берегу Персидского залива. Причем этот НПЗ нацелен на экспорт нефтепродуктов. Планируется также строительство новых заводов.

- Иранцы планируют продавать нефтепродукты?

- Да, Иран планирует возобновить экспорт нефтепродуктов. Для этого понадобится какое-то время, конечно. Не забывайте, ведь правительство приняло решение о том, что часть получаемых бюджетом доходов надо вкладывать не только в нефтегазовую промышленность, но и в другие. Тем не менее, мы рассчитываем, что в первую очередь сможем экспортировать мазут, но затем планируем поставлять на экспорт и бензин! Приоритетным будет производство светлых нефтепродуктов: бензина, керосина, дизельного топлива. Планируется, что они составят 53% в объеме производимых нами нефтепродуктов.

- На сколько вы сейчас сами удовлетворяете свои потребности в нефтепродуктах?

- Где-то на 60%. Если говорить только о бензине, то мы потребляем в Иране примерно 60 млн литров бензина в день. Из них максимум импортируем 22 млн литров в день. И уверяю вас, со временем будем экспортировать. Ведь мировой спрос на нефтепродукты будет расти, в этом у нас нет никаких сомнений.

Беседовала Елена СУПОНИНА, Тегеран - Москва

Новости Ирана за 13.05.10
Запад должен согласиться с ядерной программой Ирана – Салехи
До конца года на ГЭС «Карун-4» будет производиться 1 тыс. МВт электроэнергии
В провинции Хузестан создается инфраструктура для транзита грузов
С.Лавров: Для защиты нацинтересов будем действовать самостоятельно
Иран поддержал Таджикистан по водно-энергетическим вопросам
75% производимой в Иране клубники выращиваются в провинции Курдистан
Информационное сообщение о форуме "Исламская революция и евразийский регион"
К числу основных импортеров иранской продукции относятся Ирак, Китай, ОАЭ и Индия
Лавров: односторонние санкций против Ирана недопустимы
Деятельность "Сепах" не должна препятствовать свободной конкуренции на рынке - спикер Ирана
Лула начинает свой вояж по миру с России, а основной темой будет Иран
Иран и Катар намереваются расширять двустороннее торгово-экономическое сотрудничество
Средства ПВО России не способны отразить удары Северной Кореи и Ирана
Россия резко ответила на предостережения США по поводу продажи ракет Ирану
В Иране будут созданы специализированные промзоны народных промыслов и ремесел
Лавров: США не должны принимать решения по Ирану в обход Совбеза ООН
«Какая цена на нефть и газ является справедливой?»
Британскую компанию оштрафовали за продажу трех Боингов-747 Ирану
Иран требует прекращения ядерного сотрудничества стран мира с Израилем
Шелкопрядильная фабрика в провинции Гилян работает на четверть своих производственных мощностей
Посол Ирана в Бразилии: заявления Кушнера представляют собой оскорбление правительства и народа Бразилии
Вахиди: "США не настолько безумны, чтобы напасть на Иран"
Иранский фильм стал победителем на фестивале детективных фильмов в Москве
В Иране произошло землетрясение
Иран уменьшил импорт арматуры на 46%
Французские министры вступились за иранского кинорежиссера
Новый глава МИД Британии обсудит с Клинтон ядерную проблему Ирана
США и Китай продолжили обсуждение санкций против Ирана
Таджикистан не готов к безвизовому режиму с Ираном
Франция поддержала инициативы Бразилии по обмену топливом для Ирана
Россия считает необходимым подходить взвешенно и пропорционально к вопросам наложения санкций на Иран
Россия намерена вести переговоры относительно разработки ядерного оружия и с Ираном, и с Израилем – Д.Медведев
Крупномасштабные маневры военно-морских сил Ирана под кодовым названием "Велаят-89" завершены
Дамаск стремится к расширению торгово-экономических отношений с Ираном
Отношения между вузами Азербайджана и Ирана должны развиваться - ректор Свободного исламского университета Ирана
Переговоры с Ираном должны идти независимо от санкций - МИД РФ
Медики Ирана и Афганистана предложили таджикским коллегам помощь в борьбе с полиомиелитом
Состояние посла Пакистана оценивается как хорошее - иранские врачи
реклама