Архив новостей новостей об Иране
Информация об Иране. Архив новостей
Недавние новости об Иране

Мы не одиноки

Дата новости: 26.07.02

Наше издание достаточно часто обвиняют в антиамериканизме. Мы не хотим оправдываться. Может быть, с точки зрения приверженцев политики США, так оно и есть. Суть не в "анти" или "про", а в попытке разобраться в хитросплетениях мировой политики. Возможно, в чем-то мы и не правы, но факт остается фактом - американский унилатерализм вызывает аллергию не только у нас И это блестяще подтвердила прошедшая 15 июля в Алматы международная конференция под интригующим названием "Центральная Азия и Китай: поиск новых геополитических ориентиров". Конференция, организованная представительством Фонда им. Ф. Эберта в странах Закавказья и Центральной Азии и Агентством политических исследований, собрала экспертов из Великобритании, Турции, Китая, Киргизии, Таджикистана и Казахстана. Состав участников был достаточно представителен, а обсуждение заявленной темы изначально предполагало некоторую интригу. И ожидания оправдались. Западные оценки Тон конференции задал проект-координатор Фонда им. Ф. Эберта в странах Закавказья и Центральной Азии Винфрид Шнайдер-Детерс. Он не стал ограничиваться проблемой взаимоотношений Китая с государствами Центральной Азии, а посвятил основною часть своего выступления отношениям между Китаем и США, которое, по его мнению, "имеет решающее значение в поиске новых ориентиров в Центрально-Азиатском регионе". И с этим выводом трудно не согласиться. Военное присутствие США в государствах Центральной Азии не только вернуло им, казалось бы, ускользающее влияние в регионе, но и значительно усилило их возможности по оказанию давления (не побоимся этого слова) не только на политический истеблишмент государств Центральной Азии, но также и России. И именно это обстоятельство делает возможным реальное воздействие со стороны США на Китай. Такова уж специфика нашего региона. В этом контексте не менее любопытна и другая мысль, высказанная д-ром Шнайдером-Детерсом, "в подъеме Китая в качестве великой державы США видят вызов своей доминирующей позиции в Азии и даже за ее пределами. США признают в Китае своего стратегического конкурента в XXI веке, который сможет поставить под угрозу их глобальную гегемонию". Соответственно принимаются и превентивные меры. И одна из них - укрепление военного присутствия США в Центрально-Азиатском регионе. Вывод д-ра Шнайдера-Детерса однозначен: "Уничтожение рассадников исламистского терроризма в Афганистане путем военной интервенции США было не только в интересах так называемого "Запада", но и всех государств Центральной Азии, а также в интересах Китая. Но все же постоянное военное присутствие США в этом регионе не является вкладом в безопасность Центральной Азии; наоборот, оно скорее представляет собой фактор нестабильности. Продолжающиеся еще военные "меры по зачистке" на афганской земле после войны с воздуха служат поводом для создания американских военных баз в Центральной Азии. Я считаю, что истинной целью является осуществление контроля ракетного потенциала Китая. США решительно использовали исторический шанс, предоставленный им "11 сентябрем", и заняли военную позицию "за спиной" у Китая". Не менее жестко звучит и оценка всей внешнеполитической концепции США. Как подчеркивает д-р Шнайдер-Детерс: "В то время как Китай озабочен признанием своего авторитета как международного партнера путем конструктивного ангажемента в глобальной общности, США отказываются от глобальной ответственности и отдают самый первейший приоритет своим национальным интересам. Америка, которая руководствуется в своей геополитике только национальными интересами, не имеет легитимной претензии на главенство и солидарность". И далее: "Монополист не даст себя отговорить только путем моральных призывов от использования своего доминирующего положения на мировом рынке в собственных интересах". Унилатерализм - односторонность - является естественным следствием отсутствующей противодействующей силы. Только сильные стратегические конкуренты могут побудить США к мультилатерализму - многосторонности. Поэтому следует пожелать, чтобы Китай превратился в сильного стратегического конкурента США; только в качестве стратегического конкурента Китай может стать и стратегическим партнером в обеспечении стабильного глобального порядка, в котором найдут компромисс интересы всех государств". Вывод, к которому приходит представитель западной школы политологии: "Китай и Европа, как и Россия, имеют общий стратегический интерес: это геополитический мультилатерализм. И только в качестве стратегических конкурентов США они могут выступить против американского геостратегического унилатерализма. Мультилатерализм отвечает и интересам государств Центральной Азии, потому что только стратегическая конкуренция между Россией, Китаем и США позволит им в определенной мере сохранить свою вновь обретенную независимость". По сути, аналогичных позиций придерживается и президент Евразийского центра стратегических исследований ASAM (Турция) профессор Умит Оздаг, подчеркнувший, что "главная цель США - формирование однополярного мира", а если точнее - "власть над миром", и на пути реализации этой цели стоит лишь одна держава - Китай, являющийся к тому же и "главным конкурентом США в Центральной Азии". Слышать подобные пассажи из уст молодых политологов привычно, но из уст маститого профессора, да еще представляющего Турцию - союзника США в регионе, это нечто. Несколько диссонансом из общего хора прозвучало выступление начальника департамента военных исследований Международного института стратегических исследований (Великобритания) Кристофера Лэнгтона, хотя и в нем главная проблема была обозначена дилеммой - "сотрудничество или конкуренция?". И хотя д-р Лэнгтон пытался доказать, что "основу сотрудничества составляет борьба с терроризмом", это звучало не очень убедительно на фоне общего мнения об использовании США в этом вопросе политики двойных стандартов. Единственное, в чем можно полностью согласиться с д-ром Лэнгтоном, так это то, что "у политических лидеров центральноазиатских государств имеет место прагматизм в отношении присутствия США". Правда, и здесь необходимы определенные оговорки. Во-первых, какого рода прагматизм, и с какой целью он проявляется? Во-вторых, не является ли этот прагматизм следствием иллюзий того, что военное присутствие США в регионе в вопросах решения проблем региональной безопасности способно заменить собой существующие региональные организации и тандем Россия - Китай? Ответ на эти вопросы был получен в кулуарах, и он вполне созвучен с позицией, неоднократно высказываемой нашим изданием. Китайский взгляд Очень любопытно было выслушать китайскую позицию. Тем более что китайская делегация была представлена очень репрезентативно: экс-посол КНР в России, а ныне член НПКСК, председатель Китайского общества по изучению Восточной Европы и Центральной Азии, один из членов "группы советников" при Ху Цзиньтао, призванной разобраться с будущей концепцией внешней политики Китая, Ли Фэнлинь; директор Института общественного развития Европы и Азии Центра исследований развития при Госсовете КНР Мяо Хуашоу; заведующая отделом России и Центральной Азии Шанхайского института международных отношений Цянь Цзунци. И хотя либо в силу своей природной сдержанности, либо высокого уровня дипломатичности в выступлениях представителей Китая в большей степени содержались обтекаемые фразы, для специалистов в вопросах региональной безопасности, и особенно китаеведов, они говорили о многом. Безусловно, посол Ли не мог себе позволить столь категоричных суждений, как д-р Шнайдер-Детерс, и даже попытался где-то смягчить его позицию, однако и в его выступлении, хотя и косвенно, но звучали нотки неудовлетворенности сложившимся статус-кво в Центральной Азии. Квинтэссенция его выступления сводилась к пяти тезисам. Во-первых, Китай не может быть равнодушным к развитию обстановки в регионе. Во-вторых, позиция Китая состоит в том, что он предоставляет право выбора самим государствам Центральной Азии. В-третьих, он безусловно выступает за сохранение мира в регионе. В-четвертых, с точки зрения Пекина, безопасность региона должна обеспечиваться совместными усилиями самих стран региона без вмешательства со стороны. Наконец, обеспечивать эту безопасность должны международные организации, главнейшей из которых в масштабах региона является Шанхайская организация сотрудничества. С одной стороны, вроде бы ничего нового. Этих позиций в отношениях с государствами региона Китай придерживается уже более десяти лет. Но не спешите с выводами. Посол Ли не мог обойти своим вниманием политику двойных стандартов в отношении террористических организаций. Не преминул он заметить и то, что, в отличие от некоторых других государств, Китай рассматривает государства региона не как объект своего воздействия, а скорее как равноправный субъект международного права. В контексте недавних событий в нашей республике намек более чем прозрачный. Безусловно, можно согласиться и с высказанным послом Ли тезисом о том, что в геополитическом треугольнике США - Россия - Китай отношения должны носить не конфронтационный характер, а характер сотрудничества. Правда, как быть с национальными интересами и с политикой унилатерализма, практикуемой США? Более категоричной была д-р Цянь Цзунци, по мнению которой "создание Америкой и ее союзниками в Центральной Азии авиабаз усложнило обстановку в регионе". По ее мнению, в этом вопросе есть как плюсы, так и минусы. С одной стороны, имеется шанс для привлечения больших инвестиций, освобождения из-под влияния "большой державы" (по-видимому, имеется в виду Россия), продолжения политики реформ за счет вливания зарубежных инвестиций. Однако есть и оборотная сторона медали. Во-первых, Америка и ее западные союзники отнюдь не альтруисты, и их помощь государствам региона осуществляется с условием, что в них будут созданы так называемые "западные демократические режимы", соблюдены права человека, обеспечена свобода СМИ. Во-вторых, военное присутствие США обостряет столкновение между демократической и религиозной оппозицией и действующими политическими режимами и угрожает лидерам этих стран. В-третьих, возможная нестабильность в этих странах автоматически прекращает поток иностранных инвестиций. Наконец, лидеры стран региона не могут не учитывать интересы и позиции России. Хотя об интересах и позиции Китая не было сказано, но это, по-видимому, подразумевается, поскольку военное присутствие США в Центральной Азии не только разрушает всю геостратегическую концепцию Китая, но и создает потенциальную угрозу интересам его национальной безопасности. Напомним лишь о том, что с аэродромов Центральной Азии самолеты ВВС США "покрывают" практически все пусковые установки стратегических ядерных сил Китая. А есть еще и такая проблема, как Синьцзян. Так что тревоги Китая вполне обоснованны. А то, что о них официальный Пекин не трубит во все рога, объясняется лишь тем обстоятельством, что он дает возможность государствам Центральной Азии самим определиться со своими стратегическими приоритетами. А как же мы? Не остались в стороне от обсуждаемых проблем казахстанские эксперты и их коллеги из Киргизии и Таджикистана. Первые на правах хозяев не были, как мы привыкли, резки в суждениях. Хотя в воздухе и витало понимание, что в рассуждениях о геополитических ориентирах Китая и Центральной Азии, под последней подразумевается в большей степени Казахстан. И то, что буквально накануне конференции между Казахстаном и США был подписан Меморандум о предоставлении ВВС США Алматинского аэродрома для экстренных посадок, только подлило масла в огонь. Однако на оценках казахстанских экспертов мы останавливаться не будем, они общеизвестны. Гораздо любопытнее остановиться на оценках экспертов из Таджикистана. По мнению начальника управления анализа и стратегических исследований МИД Республики Таджикистан Усмонали Сайдалиева, "политика КНР в отношении Центральной Азии в дальнейшем будет основываться на принципе геополитического регионализма", а "наиболее очевидным союзником КНР в регионе является набирающая силу объединенная Европа". Мысль смелая, если не сказать революционная, особенно учитывая вывод докладчика о том, что "не исключена вероятность возникновения коалиции Россия, КНР и Евросоюз в ответ на построение однополярного мира Соединенными Штатами". Не менее любопытна и другая мысль, высказанная Усмонали Сайдалиевым, "КНР противится любого рода реставрации российского доминирования над молодыми центральноазиатскими государствами", а последние "рассматривают Китай как страну, заинтересованную в их независимости", а себя как "буфер в отношениях между КНР и РФ". Что тут скажешь? Нам эта мысль в голову никогда не приходила. А в целом нужно отметить, что, в отличие от многих аналогичных тусовок, на которых приходилось бывать автору, данная удалась. Было не только интересно, но и полезно выслушать неординарные точки зрения. При этом никакой парадности, просто рабочая атмосфера. Побольше бы аналогичных мероприятий, легче бы было ориентироваться в хитросплетениях мировой политики. Константин СЫРОЕЖКИН Алматы Источник: КОНТИНЕНТ от 24.07-20.08.2002

Новости Ирана за 26.07.02
Бывшая премьер-министр Пакистана Беназир Бхутто намерена вернуться на родину для участия в выборах
На туркменско-афганской границе возведут крытый таможенный терминал
Ирландец поплатился за человеколюбие
Россия и Иран в рамках реализации программы долгосрочного сотрудничества намерены создать совместный инвестиционный банк
Карзай арестовал мэра и командующего силами безопасности столицы Афганистана
Иран и Россия расширяют сотрудничество
Ирак готов решать вопрос о возвращении в страну международных наблюдателей только в комплексе с другими проблемами
Пакистанские авиалайнеры не будут использовать воздушное пространство Индии до отвода ее войск от границы
The Moscow Times: Общемировые запасы нефти оценены в 1195.1 млрд барр.
Россия примет участие в сооружении Ардаканского металлургического комплекса в Иране мощностью 8 млн тонн стали в год
Проект программы сотрудничества России и Ирана до 2012 года предусматривает взаимодействие двух сторон по более чем 20 проектам в нефтегазовой промышленности
ОАО "Ленинградский Металлический завод" завершил отгрузку паровой турбины для иранской атомной электростанции "Бушер".
В Тегеране пройдет очередная встреча рабочих групп по выработке правового статуса Каспийского моря
Правительство России одобрило проект программы развития сотрудничества с Ираном на период до 2012 года
Иран согласен допустить в страну экспертов ООН по правам человека
Азербайджан подтверждает необходимость расширения связей с Ираном
Хавьер Солана совершит поездку по ряду стран Азии
Новый министр обороны ФРГ Петер Штрук вылетел для инспекции подразделений бундесвера в Узбекистан и Афганистан
Очередная встреча рабочих групп по выработке правового статуса Каспия состоится 29 июля в Тегеране
В учениях на Каспии будет задействовано около 10 тыс. человек из всех российских силовых структур
Ирак ищет специальные стали для производства ядерного оружия ("The Washington Times", США)
Израиль: Цена борьбы с террором
В 2002 году Армения признана самой развитой страной в регионе.
Блеск и нищета турецкого рынка
Акция в Кашмире
Афганистан: борьба на всех
Выживет то, что будет востребовано жизнью
Евросоюз отказывается идти на уступки
Саратов достоин стать столицей Союзного государства, считает Павел Бородин
Индия против возобновления американских поставок оружия Пакистану
США передали Узбекистану оборудование для выявления оружия массового уничтожения
Афганский дневник
В плену социалистической психологии
Мы не одиноки
В ОПЕК нет единства
Нам с американцами есть над чем поработать
Брачный союз между Баку и Тегераном заключен
России не следует опасаться расширения НАТО
В Нардаране опять неспокойно
Воскресший из мертвых?
Азербайджанский президент полон решимости провести референдум
Американские конгрессмены подготовили резолюцию, призывающую к смене режима в Иране.
Министр национальной безопасности Ирана охарактеризовал договор между иранскими и азербайджанскими спецслужбами как высшую форму сотрудничества
Расширение Центрально-Евразийского сотрудничества - залог стабильности и процветания в регионе
реклама