Архив новостей новостей об Иране
Информация об Иране. Архив новостей
Недавние новости об Иране

СНГ меняет политические комплексы

Дата новости: 09.04.02

СНГ как инструмент цивилизованного развода близок к завершению своей миссии. Мы разведены. Однако условия для взаимовыгодной торговли наших стран сохраняются очень хорошие. Остается только принять политическое решение: будем извлекать из нашей близости прибыль или тратиться на строительство обходных мостков. Уже давно сделан вывод, что СНГ стало инструментом развода бывших советских республик. И в этом качестве - довольно неплохим, достаточно эффективным инструментом: Югославии не допустили, хотя все предпосылки для того, чтобы замутить что-нибудь и похлеще, конечно же, имелись. Но роль бракоразводного агентства у СНГ оказалась по факту десяти прожитых лет. Задумывалось же оно, естественно, в качестве инструмента интеграции. И все политики и эксперты искренне удивлялись, почему эта функция Содружеству никак не удается. Ведь имеются уникальные предпосылки: многовековая общая история, во многом сходная культура, социальная психология, деловые традиции, единый язык общения и, самое главное, чрезвычайно интегрированная экономика. А уж в политике было столько параллелей, что иногда даже создавалось впечатление о фантомном существовании некоего единого командного центра, который забыли распустить со времен Союза. Поэтому предпринимались все новые и новые попытки вдохнуть в Содружество дух интеграции. Получалось это плохо, и все оттого, что в начале 90-х годов интегрироваться в рамках постсоветского пространства было просто некуда. Мы и так были чрезвычайно интегрированы. Более того, эта взаимозависимость во всех без исключения сферах жизни была главным комплексом, мешающим установить нормальные деловые или искренне дружеские политические отношения. Все новые державы сознавали свою неполноценность в качестве самостоятельных государственных образований и всячески стремились самоутвердиться хотя бы в собственных глазах. В рамках Содружества развернулось соревнование за то, кто без кого сможет прожить. Оказалось, что практически все могут выжить без чего угодно: Армения и Грузия - без электричества, Грузия и Украина - без поставок газа, Туркмения - без продажи газа, Киргизия - без крупной промышленности, Таджикистан и Армения - практически в полной изоляции, Россия - без целинного хлеба, узбекского хлопка и платежей за поставки топлива на Украину и в Белоруссию. Выжили не только целые страны, но и отдельные их части: Абхазия и даже Южная Осетия - без Грузии, Приднестровье - без Молдавии, Нагорный Карабах - без Азербайджана. К середине 90-х годов за СНГ закрепилось прозвище "совражество". Конечно, никто не хотел отгораживаться от соседей колючей проволокой. Напротив, практически сразу стали возникать региональные интеграционные союзы: Центральноазиатский союз, Центральноазиатское экономическое сообщество, Союз России и Белоруссии, Евразийский экономический союз (ЕвразЭС), тот же ГУУАМ, особые отношения между Азербайджаном и Грузией, а также выходящие за рамки СНГ Шанхайская пятерка, Организация экономического сотрудничества причерноморских государств. Даже страны Балтии между собой пытались союзничать. Но комплекс зависимости от России продолжал мучить политические элиты почти всех без исключения стран Содружества, создавая препятствия для более широкой интеграции, охватывающей все постсоветское пространство. Исторически в Советском Союзе сложилось так, что все национальные окраины были связаны даже не столько друг с другом, сколько с Европейской частью страны. Соответствующим образом организовались и транспортные коммуникации. Теоретически частью этого ядра притяжения являлась и Украина. Но до нее коммуникации из Центральной Азии и Закавказья дотягиваются опять же только через Россию. Киев же в последние годы существования СССР взвинтил такую антироссийскую истерию, что долгое время не хотел даже глядеть на восток. Пока не кончился газ, который, как оказалось, был из Туркмении. Только осознав, что за Россией на востоке есть еще и Закавказье, и Средняя Азия, Украина предприняла попытку создать такую смешную организацию, как ГУУАМ. Главной осью этой организации должна была стать единственная и лишь теоретически существующая транспортная артерия, связывающая страны СНГ в обход России: по железной дороге из Средней Азии через не входящий в этот союз Туркменистан, паромом по Каспийскому морю, по неспокойному Южному Кавказу и на пароме через Черное море на Украину. В СССР транспортного потока по данному направлению не существовало, да и десять лет спустя оказалось, что по нему нечего возить: дорого, хлопотно, ненадежно. Свой комплекс изживала и молодая Россия: комплекс юношеской заносчивости. Лучшим его олицетворением стали слова бывшего главы "Газпрома" Рэма Вяхирева, сказанные им президенту Туркмении Сапармурату Ниязову, когда они не сошлись в цене за транспортировку туркменского газа в Европу: "Сами приползете, просить будете". Негативное воздействие такого отношения усиливалось за счет того, что до середины 90-х годов главным проводником российской внешней политики на постсоветском пространстве были военные. Для МИДа эта территория была незнакома и не очень-то привлекательна, а Министерству обороны приходилось решать вопросы эвакуации стратегических сил, вывода или размещения на новых условиях других войск, их материально-технического снабжения, охранять внешние границы, разнимать дерущихся в горячих точках, бороться за космодром и военные полигоны в Казахстане, РЛС в Латвии и Азербайджане, курорты в Абхазии. Лишь с приходом в российское внешнеполитическое ведомство Евгения Примакова Содружеством занялся МИД. Хотя суть внешней политики от этого на самом деле изменилась не принципиально, стала лишь более интеллигентной. В том, что никто не приползет, мы окончательно убедились после кризиса 1998 года, который Россия переживала практически в одиночку. Сосредоточившись на решении своих внутренних проблем, Москва способствовала снижению настороженности своих партнеров по СНГ. Прагматизация внешней политики, в том числе и в отношении Содружества, уже при президенте Владимире Путине позволила заметить первые признаки обращения дезинтеграции постсоветского пространства вспять. Шанхайская пятерка пополнилась Узбекистаном и стала называться Шанхайской организацией сотрудничества. Наладились отношения с Украиной и Молдавией, которые на недавнем саммите в Одессе заявили о готовности присоединиться к ЕвразЭС. В дорогу с двухсторонним движением начал превращаться Союз России и Белоруссии. Настоящим прорывом может стать формирование Евразийского газового альянса в составе Казахстана, России, Туркмении и Узбекистана, о возможности появления которого договорились на мартовском саммите СНГ в Алма-Ате. На самом деле объективные предпосылки для интеграции государств постсоветского пространства за прошедшие 10 лет остались практически неизменны. Вряд ли их утрата возможна и в обозримом на несколько десятилетий будущем. Это не геополитика - это физическая и экономическая география, финансовая выгода. Для внутриконтинентального Центрально-Азиатского региона есть только три направления для выхода на внешние рынки: на восток - через Китай, на юг - через беспокойные Иран и Афганистан - и на запад - через Россию. Ясно, что по сравнению с широкополосной магистралью российского направления пути в две другие стороны представляются жалкими горными тропами. Хотя попытки их оборудования предпринимались: построены железные дороги из Казахстана в Китай и из Туркмении в Иран, предпринимаются попытки модернизировать железнодорожный путь в Европу через Турцию, небольшой газопровод связал Туркмению с Ираном. Далее. Если даже предположить, что в глубине евразийского континента вдруг заколосятся новые азиатские "тигры-барсы", то основные рынки сбыта их продукции и источники сырья все равно будут находиться на севере и западе. Китай своим демографическим, а в последние годы и экономическим величием уже давно страшит всю Центральную Азию, а Юг остается пока очень нестабильным и непредсказуемым. Еще меньше свободы выбора у стран Южного Кавказа. И лишь европейские участники Содружества имеют реальный выбор между Востоком и Западом. Конечно, можно, невзирая на реальные экономические издержки, принять политическое решение о радикальной переориентации с России в какую-нибудь другую сторону света. Такой выбор, например, сделали страны Балтии. Но компенсацию значительной части возникающих в связи с этим издержек за них взяла на себя Европа. Брать на свое попечение далеко не столь компактные Украину, Молдавию или Грузию пока особых намерений у европейцев не проявляется. Так что всем остальным желающим сменить ориентацию придется платить за это из своего кошелька по полной программе. И в этом состоит самый главный политический выбор для всех стран Содружества: торговать товарами или финансировать политическую ориентацию. В не меньшей, чем все остальные страны СНГ, степени это касается России. Вряд ли возможно ее эффективное экономическое развитие без сохранения и развития контактов со странами, окружающими ее практически на всех ключевых направлениях. Все остальные проблемы между нашими странами являются лишь производными от этой главной. Развитие торговли, взаимовыгодные кооперационные связи в экономике, безусловно, сыграют свою позитивную роль при решении политических, военно-стратегических и геополитических проблем между нашими государствами. И совсем не обязательно для этого стремиться объединить все страны в рамках общей организации. Швеция присоединилась к Европейскому союзу только в 1995 году, Норвегия не сделала этого до сих пор. Однако это не мешало ни этим странам, ни ЕС уже десятилетия назад иметь между собой очень тесные, привилегированные отношения. Егоров Андрей Источник: Страна.ру от 08.04.2002

Новости Ирана за 09.04.02
Евгений Казанцев: Россия восхищена грандиозным замыслом иранских гидротехников
В Тебризе произведено 12 тыс. тракторов
Афганские беженцы не смогли вернуться на родину
Иран готов прекратить экспорт нефти
Иран заявляет о возможном прекращении экспорта нефти
Глава МИД Ирана выступил на заседании парламентской комиссии страны с отчетом о визите в Москву
Представители Казахстана и Ирана не обсуждали проблему статуса Каспия на саммите в Алматы
Родригес не исключает возможность нефтяного кризиса
Виктор Христенко расчищает для нефтяников Каспий
Состоялась встреча между премьер-министром Украины и вице-президентом Ирана
Афганцам помогут вернуться домой
В Тегеран прибывает министр иностранных дел Норвегии
Еврейская община Ирана выступает за мирную жизнь в Палестине
Евразийский экономический саммит и участие в нем Ирана
Иран не намерен приостанавливать экспорт своей нефти вслед за Ираком.
На севере Ирана произошло землетрясение силой 5 баллов
Нефтяной рынок бурно отреагировал на решение Ирака о приостановке экспорта нефти
Евразийский экономический саммит закончился
Каспийский гамбит
Единое и неделимое
СНГ меняет политические комплексы
Назарбаев не знает, куда девать нефть
Первез Мушарраф: Война в Афганистане окончена
Натовская теория "большого взрыва" получает поддержку
Халхаран йиш "Свободы"
Нефть: стратегия России
Саддам Хусейн хочет поставить Израиль на колени
Путин: Ошибочно устранять с политической сцены Арафата
Новая роль Узбекистана
Хатами заявил, что должны выполняться все требования, предъявляемые к республиканскому строю
Вице-президент Ирана встретился с президентом Казахстана
Десять лет спустя
ОПЕК легко покроет отсутствие на рынке иракской и венесуэльской нефти
Генеральный секретарь ОПЕК предупреждает об опасности нефтяного кризиса
Нефть как способ ведения войны
Украина планирует сыграть с Ираном, Эстонией и Саудовской Аравией
В Багдаде проходит массовая демонстрация в поддержку решения Саддама Хусейна прекратить экспорт нефти
Иран продолжает отгрузку своей экспортной нефти с терминалов в Персидском заливе.
Ирак на месяц приостановил экспорт нефти
Виктор Христенко: проблемы ТЭК и развития транспортной инфраструктуры в Центральной Азии
реклама