Архив новостей новостей об Иране
Информация об Иране. Архив новостей
Старые новости о главном

<<< Новости за предыдущий день (23.08.05) Новости за следующий день >>> (25.08.05)

Казахи «ядерного» Ирана

Дата новости: 24.08.05
Есть в Иране казахи. В уезде Забул, что в юго-восточной провинции Систан и Белуджистан, есть кишлак, называемый Дехэ-казок, в котором живут 3–4 тыс. человек, называющих себя казахами. Для них слово «казах» не просто национальная принадлежность, но и фамилия.

Надо полагать, что они оказались в Иране во времена старозаветные, поскольку от былого сохранили только умение делать курт и иримшик. В некоторых населенных пунктах провинции Гулистан есть так называемые «казокмахалля», в которых живут казахи, в основном адайцы, не утратившие родного языка…

Утерев платком спекшиеся губы, спрашиваю водителя: «Кто живет вон в тех черных шатрах, рядом с которыми виднеются загоны с разомлевшим от жары скотом?». Выясняется, что это становище кашкайцев — народности, до сих пор ведущей кочевой образ жизни. Примечательно, что какую-то ее часть составляют уйгуры, ойраты, черкесы! Надо полагать, что представители этих этносов, по тем или иным причинам оказавшись вне пределов традиционного расселения своих народов, в связи со своей малочисленностью не смогли существовать как самостоятельные этнические группы и со временем ассоциировали себя с более крупным этносом.

Почему именно с кашкайцами? Видимо, причину следует искать в языковой близости. Кроме них, в Иране есть еще тюркоязычные баяты, богдили и афшары. Получилось, что и на Востоке ходили из «варяг в греки».

На каком-то историческом этапе процесс проникновения шел с юга на север. Мой хороший знакомый, археолог итальянец Ренато Сала, рассказывал, что при раскопках тронного зала одного из городищ близ Отрара было обнаружено деревянное панно, на котором изображена одна из богинь древнеиранского пантеона Анахита. Персидские купцы хорошо знали этот регион. Великий Фирдоуси писал о городе Таразе, славившемся на весь Восток изделиями своих оружейников и красотой девушек.

По мнению иранских ученых, ареал распространения их цивилизации достигал Кашгара и включал в себя юг Казахстана. Но, судя по всему, с какого-то момента стал набирать силу обратный процесс.

В истории Ирана был период (1336–1431 гг.), когда в стране правила династия джалаиридов, имевшая тюркское происхождение. О них поэт Амир Каббир написал поэму «Джалаир-нома». По мнению казахстанского иранолога Тимура Бейсембиева, иранские джалаириды не имеют какого-либо касательства к нашим джалаирам. Как мне представляется, родство это есть, но очень и очень отдаленное.

На чем основывается это предположение? В состав туркменского, узбекского, азербайджанского и каракалпакского этносов входят племена конград и канлы, считающиеся у нас исконно казахскими. Видимо, по мере удаления от традиционной зоны кочевания джалаиры, как и конград и канлы, сперва прибегли к покровительству титульных наций, затем стали соотносить себя с ними, а со временем и вовсе считать себя отдельными племенами этих народов. В настоящее время потомки джалаиров живут в провинции Хорасан в местечке Даргаз.

Есть в Иране и казахи. В уезде Забул, что в юго-восточной провинции Систан и Белуджистан, есть кишлак, называемый Дехэ-казок, в котором живут 3–4 тыс. человек, называющих себя казахами. Для них слово «казах» — не просто национальная принадлежность, но и фамилия. Надо полагать, что они оказались в Иране во времена старозаветные, поскольку от былого сохранили только умение делать курт и иримшик.

В некоторых населенных пунктах провинции Гулистан есть так называемые «казокмахалля», в которых живут казахи, в основном адайцы, не утратившие родного языка.

Стремясь сохранить свою исламскую идентичность и спасаясь от голода времен Голощекина, они покинули родные пределы в 20–30-х годах прошлого столетия. В Узбекистане, Таджикистане, Афганистане, да и в самом Иране, на обочинах дорог мне часто встречались свидетельства их исхода — безымянные могилы тех, кто не выдержал грабежей единоверцев, болезней и тягот пути.

Сфотографировал становище кашкайцев. Уже в машине один из попутчиков, показывая пальцем на дорожный указатель, сказал: «Там есть интересный объект для фотографирования». Глянув на щит, соглашаюсь с ним: «Решено, едем. Только у меня есть встречное предложение: фотографировать будете вы, а я постою рядом и понаблюдаю». Раздается взрыв смеха, поскольку на указателе значится Натанзе, близ которого расположен ядерный объект.

В ходе поездки собеседники часто интересовались моим мнением о ядерной программе Ирана. Тревогу у МАГАТЭ (эту организацию в здешних СМИ называют «сторожевой собакой ООН») вызывает возобновление работ, осуществляемых с целью обогащения урана. По мнению экспертов, ядерная программа Ирана может иметь военно-прикладное значение.

Тем не менее некоторые иностранные обозреватели склонны считать, что в настоящее время наблюдается некоторое смягчение позиции США в отношении Ирана. И в качестве аргументов приводят следующие соображения.

Во-первых, негласное «добро» Белого дома на вступление Ирана в ВТО. Во-вторых, в Лэнгли уже не считают президента Ахмадинежата причастным к захвату американского посольства. В-третьих, масс-медиа США публикуют мнение аналитиков, что в своей ядерной программе Тегеран достиг «предпорогового» уровня и сможет овладеть атомным оружием не в этом году, как предрекалось ранее, а только через десять лет.

Но эта ситуация видится и по-другому. Действуя из-за кулис, Вашингтон предоставляет авансцену своим европейским партнерам, тем самым давая возможность им убедиться в том, что Иран не согласится с их требованием отказаться от работ, связанных с обогащением урана, воспринимаемым как ущемление суверенитета страны. Вероятность достижения соглашения ничтожно мала, поэтому, претерпев неудачу, Англия, Франция и Германия будут вынуждены вынести этот вопрос на рассмотрение СБ ООН, где следует ожидать их одобрения позиции США.

Таким образом Белый дом получит необходимую поддержку и «моральное» право приступить к очередной «буре» в Иране. Кстати, об этом мало кто пишет — после победы Исламской революции именно аятолла Хомейни, признав атомное оружие «сатанинским», заморозил проекты по реализации ядерной программы, и ее реанимация вызвана стратегией угроз США и нежеланием предоставить Ирану гарантии безопасности.

Не следует тешить себя иллюзиями, действенность вето, которое, скорее всего, наложат РФ и Китай, сомнительна. Не будем забывать, что операция стран НАТО в Югославии осуществлялась без санкции ООН.

Въезжаем в древнюю столицу Персии Исфаган. Когда-то этот город именовали «половиной мира». Забросив вещи в заведение, гордо именуемое «отелем», отправился на экскурсию по городу. Осмотрев мечеть, знаменитую своими качающимися минаретами, иду на набережную. Местные жители говорят, что мост Ходжу через реку Зарируд начинали строить масоны! Если стоять на площадке слева от моста, то можно видеть, как на противоположном берегу в темноте светится огонек. Не теряя его из виду, перехожу на другой берег. И вместо источника света обнаруживаю каменный блок, на фронтальной стороне которого вырезан глаз. Повернувшись лицом к реке, замечаю такой же огонек на другом берегу. Секрет «вольных каменщиков» до сих пор не разгадан.

Близ набережной небольшой ухоженный некрополь, стоящий в обрамлении цветов. Американцы убеждены, что иранцы не любят Запад. Это не так, они не любят политику стран Запада в отношении Ирана. В мавзолее покоятся американский ориенталист Александр Поуп и его жена.

С утра продолжил ознакомление с городом. Поднявшись на вершину горы, брожу среди развалин капища огнепоклонников. Воображение рисует появление солнечного диска над горизонтом. Кажется, слышится благодарственный возглас верховного жреца — мобедан- мовпета. Алая кровь, дымясь, стекает по жертвенному камню.

Припомнились строки из стихотворения, написанного российским дипломатом Владимиром Тардовым, служившим в Иране в начале прошлого века: «На этом пире всесожжений я жертва, жертвенник и жрец». Затем побывал во дворце шахиншаха Сорок колонн. Интересно, почему сорок, когда я насчитал всего двадцать. Но, осмотревшись, увидел в покачивающейся зыби воды бассейна их неверное отражение.

Ну а затем отправился в гарем сиятельных шахиншахов. Говорят, что когда-то эти стены были расписаны довольно чувственными фресками, позже уничтоженными ревнителями нравственности. С высокой веранды, айвана, открывается вид на дворцовую площадь. Раньше здесь проводились ристалища и играли в човганбози — конное поло. Возвращаюсь в отель. Утро вечера мудренее.

Искандер Аманжол, специально для газеты «Литер» из Исфагана

Источник: ИА МиК


реклама



Статьи:
Новости Ирана за 24.08.05

Архив металлургических объявлений | Пищевое и торговое оборудование
Новостной архив предоставлен компанией ООО ЦИСИ