Архив новостей новостей об Иране
Информация об Иране. Архив новостей
Недавние новости об Иране

Россия призывает к проведению саммита по СВПД

Дата новости: 04.06.19

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков предложил идею встречи на уровне политических лидеров для переговоров по ядерной программе Ирана и достижения договоренностей о необходимых мерах в отношении этого соглашения в нынешних условиях.

В эксклюзивном интервью Iran Front Page (IFP News) в Тегеране, Рябков подробно остановился на взглядах Москвы на судьбу Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и на основные международные события, включая экономические санкции США, ситуацию в Сирии, взаимодействие между Россией и Европейским союзом, предложение Ирана о региональном пакте о ненападении и военное сотрудничество России с другими странами.

Высокопоставленный российский дипломат также подчеркнул важность совместных встреч по СВПД и мощный политический сигнал, который будет послан таким собранием, предложив идею проведения встречи на уровне политических лидеров для обсуждения вопроса в любом месте или времени.

Ниже приводится полный текст интервью Сергея Рябкова  IFP News, проведенного 29 мая:

IFP: Большое спасибо. Мы очень рады, что вы снова в Тегеране. И я хочу перейти непосредственно к вопросам. У вас была встреча с господином Аракчи сегодня в Тегеране. Как прошла эта встреча? И, конечно же, одним из вопросов было СВПД, а именно ядерная сделка. Что вы обсуждали и почему, по вашему мнению, СВПД через три или четыре года находится в таких условиях? Она должна была продолжаться в лучшем качестве в течение долгих лет.

Рябков: Что ж. Во-первых, по нашим связям и общению с (заместителем) министра Аракчи, мы отлично понимаем друг друга. Мы бы даже осмелились сказать, что мы друзья. Мы поддерживаем тесные контакты с тех пор, как я начал свое собственное участие в переговорах, предшествовавших заключению СВПД. Сейчас, в этот текущий момент, когда все так неуверенно и неопределенно, в момент высоких рисков из-за деструктивной политики некоторых стран, пытающихся напасть на Иран политически, экономически, а некоторых даже, предположительно полагающих, что военное давление даст результаты,  именно в это время наши контакты имеют еще большее значение, по крайней мере, для российской стороны. 

У нас был очень интенсивный и сфокусированный раунд обсуждений, где мы не просто сравнивали позиции, но предложили конкретные подходы и идеи, анализировали ситуацию, изучали разные пути для движения вперед, пытались оценить риски, связанные с этим. Я получил много пользы от этого обмена. Я надеюсь, что (заместитель) министра Аракчи найдет способ приехать в Москву как можно раньше, поскольку что мы считаем, что это один из центральных элементов наших совместных усилий по поддержанию СВПД. Теперь, когда вы спросили, почему так, что СВПД не является настолько определенным с точки зрения дальнейшего сохранения после этого очень короткого периода, я бы сказал прямо и категорично -вопреки тому, что вы ожидаете от дипломата - это из-за действий одной страны, и эта страна -Соединенные Штаты, которые преднамеренно совершили существенное нарушение, значительное несоблюдение, значительное невыполнение как СВПД, так и резолюции 2231 Совета Безопасности ООН, а также статьи 25 самого Устава ООН. Все это содержит в себе очень необычный, уникальный, деструктивный, негативный акт поведения сверхдержавы. Именно из-за этого наступили все последствия, которые перед нами, и они настолько негативны.

Кроме того, я считаю, что наши европейские партнеры, те, кто заключил вместе с Ираном и нами СВПД, в течение этого года не справились с тем, что США вышли из соглашения, и это предшествовало очень понятному решению иранского правительства и иранского руководства частично приостановить выполнение некоторых добровольно согласованных обязательств иранской стороной. Мы полностью осознаем причины этого акта. Мы думаем так же, как и Иран, что в момент большого вызова, одна вещь, которую должны сделать европейцы, - это сфокусировать усилия по перебалансировке СВПД и предложить Ирану лучшие стимулы для участия в этой сделке. Это наша точка зрения. И я объяснил это очень ясно и в детальной форме (заместителю) министра Аракчи, как и всем остальным, включая европейцев, китайцев и всех остальных.

IFP: Похоже, что Россия - единственная страна, которая требует проведения заседания совместной комиссии. На каком уровне будет проводиться комиссия, и будут ли министры встречаться по этому вопросу? И вы думаете, что решение будет возможным в течение этого двухмесячного периода, который установил Иран?

Рябков: Что ж. Теперь сначала я хочу исправить вас, используя слово "требования". Это не требование с нашей стороны. Это просто предложение, приглашение, идея для рассмотрения. Мы искренне считаем, что созыв совместной комиссии был бы правильным шагом, потому что нам нужно изучить все аспекты нынешней, я бы сказал, кризисной ситуации вокруг СВПД и попытаться, по крайней мере, изначально представить критерии и элементы будущей дорожной карты, как выйти из этого кризиса, чтобы поддержать СВПД. Ну, другие, я бы сказал, относятся к этому неохотно или скептически. Перед этой встречей с (заместителем) министра Аракчи мне удалось пообщаться с другими. Они не особенно восторженные. Тем не менее, мы считаем, что это правильный путь. Но я также думаю, что политический уровень взаимодействия, уровень министров был бы очень уместен для возможной встречи совместной комиссии, чтобы послать мощный политический сигнал, но также и договориться о некоторых конкретных договоренностях относительно того, что делать с этой ситуацией. Россия готова принять участие в этой встрече на уровне министров. Ранее мы говорили, что готовы быть здесь, в Тегеране, на этом уровне. Мы гибки в отношении времени и места. Что бы ни устраивало других, мы будем там. Но это подходящий момент для уровня лидеров, политических лидеров, чтобы встретиться, обсудить и принять решение. 

IFP: Из-за несоблюдения Соединенными Штатами и недостаточного выполнения европейскими сторонами ядерной сделки некоторые спекулируют на гибели или постепенном провале ядерной сделки. У вас такое же мнение?

Рябков: В настоящее время, СВПД находится в реанимации. Он жив, но это большая проблема, большой вопрос. Сможем ли все мы, иранская сторона, мы, европейцы и китайцы поддержать эту сделку? Я не вижу непосредственного риска для краха СВПД. Я не вижу этого, но тем не менее, я считаю, что в настоящее время риск этого очень разрушительного и неудачного развития выше, чем даже два или три месяца назад. И нам нужно переломить эту тенденцию, и ответственность лежит на всех нас. ... Если у вас есть желание, способ будет найден. Это известная цитата наших предшественников. Я думаю, что это подходящий момент, чтобы напомнить друг другу и всем об этой простой логике. Россия очень решительна с точки зрения того, чтобы выполнять свою часть сделки и выполнять свою роль как с точки зрения практической реализации того, что должно быть сделано Россией в соответствии с СВПД, так и с политической точки зрения, направленной на совместное заседание комиссии, прилагая усилия к встрече на уровне министров сторон СВПД для принятия решения относительно того, что делать.

IFP: Хотя произошли некоторые взлеты и падения в развитии событий в регионе, и наблюдалась некоторая напряженность, некоторые в регионе и некоторые элементы в Соединенных Штатах пытались подлить топливо в военный конфликт между Ираном и, возможно, США в регионе. В чьих интересах война, и кому выгодна война в регионе, и если война произойдет, что произойдет и какова позиция россиян в этом отношении, и предлагали ли вы какое-либо посредничество?

Рябков: Я не думаю, что было бы правильно, если бы мы начали размышлять прямо сейчас, какова будет реакция любого, если начнется война. Это не просто наихудший сценарий, это катастрофический сценарий, потому, что последствия этого неисчислимы в данный конкретный момент. Я согласен с вами, однако, в том, что есть очень безответственные элементы, в том числе на очень ответственных должностях, которые по той или иной причине считают, что сейчас настал момент, когда над Ираном следует издеваться и дальше, если потребуется, с военной силой. На мой взгляд, это очень, очень неправильное восприятие нынешней ситуации относительно решимости иранского народа защищать свою Родину, а также сдерживать потенциальных агрессоров имеющимися средствами. Они недооценивают возможности, которыми обладает Иран. Они также недооценивают возможные последствия всего этого для более широкой, я бы сказал, конфигурации или более широкого присутствия в регионе и в других местах. Я надеюсь, что эти соображения будут приняты во внимание как в Вашингтоне, так и в других местах, в том числе там, где в ближайшие дни соберутся арабские лидеры на саммит или серию саммитов и откуда, я думаю, поступят какие-то сигналы о текущей ситуации.

Россия очень открыта в своем подходе. Мы предложили различные модели или схемы разрешения ситуации. Все это можно резюмировать как предложение стимулировать создание в регионе так называемой системы коллективной безопасности, что означало бы, среди прочего, комплекс мер по укреплению доверия, обмен информацией, создание каналов связи между столицами, а также нормализацию функции дипломатии и политического взаимодействия. Не закрывать все двери, не отвергать никаких предложений, а скорее заниматься и начинать думать вместе, что можно сделать для улучшения положения всех сторон. Это никогда не означало бы, что все различия исчезнут, что все проблемы исчезнут, но очень неправильно полагать, что что-либо в мире, и в особенности в этой части мира, может быть разрешено с помощью грубой военной силы, использования военной силы или угрозы силой. Это все одинаково противоречит международному праву. Ничто из этого не допускается в соответствии с Уставом ООН. Это следует время от времени напоминать всем тем, кто играет с этими идеями, также как многие люди сегодня играют со своими гаджетами.

IFP: Ну, Иран предложил пакт о ненападении с основными странами Персидского залива. Как вы думаете, это может быть полезным и конструктивным?

Рябков:  Это отличная идея. Это идея, которая идет в том же направлении, которое я пытался описать. Это структура и концепция, которая, по крайней мере, запрещает произвольное использование возможностей, не напоминающая каждому об этом, о чем-то очень неправильном в соответствии с этим пактом. Конечно, любой договор, любое соглашение может быть отменено. Мы знаем это также из очень недавнего прошлого, но лучше иметь один договор, чем пребывать в полном беспорядке. Так что чем больше наши иранские коллеги смогут продвигать эту идею, тем лучше. Чем больше она будет распространена среди государств Персидского залива, но также и за его пределами с приглашением изучить его и рассмотреть, я думаю,  тем будет лучше. Вы показываете путь, что у вас есть позитивная политическая альтернатива очень разрушительному курсу, который, к сожалению, преобладает в некоторых местах.

IFP News: Соединенные Штаты использовали оружие экономических санкций, или как говорят некоторые, которые злоупотребляют ими для того, чтобы добиться изменений в поведении режима или в изменении системы разных стран. Иран называет это экономическим терроризмом. Считаете ли вы, что максимальное давление с использованием экономических санкций против Ирана будет эффективным, поскольку мы недавно стали свидетелями их усилий по ограничению экспорта иранской нефти? И смогут ли они добиться своих результатов, и каковы будут последствия такого подхода для региона и мирового порядка?

Рябков: Преуспеют ли они в этой политике, зависит не только от них, но и от всех нас. И в этот конкретный момент времени так важно, чтобы те, кто понимает, что этому типу империалистической - в плохом смысле этого слова - политики, которая пытается навязать свои собственные взгляды на мир другим, можно противостоять только коллективными действиями по ограничению негативных последствий этой политики. Этот момент настал. И нам нужно работать со всеми, чтобы все понимали, что, знаете, если вы ничего не сделаете против этого в этот самый конкретный момент, то это будет только продолжаться и будет дальше расти, это будет бесконечная серия попыток одной страны с некоторыми единомышленниками навязать то, что они считают правильным, другим, которые не обязательно придерживаются того же взгляда на вещи.

И, кстати, удивительно, насколько отрицательно - в некотором смысле - США относятся к самому понятию суверенного равенства государств. Страна, в которой все ее процветание и все ее успехи строились на очень твердой вере в индивидуальную свободу и в невозможность нарушения прав личности, эта самая страна полностью осуждает равенство действующих лиц на международной арене. Как будто все должны просто маршировать за США, потому что США считают, что это правильно. Я знаю, что для многих принципиально показать альтернативы этому типу поведения. Я знаю, что Ирану очень трудно это выдержать. Я также знаю, что есть соблазн сказать "ОК", давайте посмотрим, что произойдет, если мы пойдем другим путем. Но это означало бы, что вы просто играете на руку самым разрушительным силам, существующим в настоящее время на международной арене.

Мы решили для себя в России никогда не вести переговоры с США ни по одной из санкций США, введенных против России. И мы очень твердо придерживаемся курса, независимо от того, что (происходит), потому что любой признак слабости только покажет им, что они должны больше давить. И этот, знаете ли, гнилой спор так распространен повсюду, даже в столицах, которые утверждают, что дружат с нами. Они говорят: смотрите! Давление в конце концов дает результаты. Мы должны показать тем, кто в это верит, что это не так.

IFP: Что касается двусторонних отношений между Ираном и Россией, я слышал в Иране, что некоторые критикуют их, что, хотя обе страны в основном сосредоточены на областях политики или безопасности, у них нет многоплановых отношений, например, выгоды от экономического сотрудничества. Это максимальная мощность, над которой могут работать обе страны?

Рябков: Мы медленные. Мы слишком медленны, чтобы улучшать, усиливать, чтобы сделать это более многогранным. Но мы в России привержены этому в полной мере. Существуют инструменты и механизмы, от межправительственных комиссий до рабочих групп и деловых контактов, а также механизмы, позволяющие обойти, например, злоупотребление долларом США в качестве средства платежа и так далее, и так далее. Мы выросли за последние годы. Это также неоспоримо с точки зрения объема торговли и количества проектов. Мы можем сделать гораздо больше, и это одна из областей, в которой мы отстали. Мы полны решимости улучшить ситуацию. Я до конца принимаю критику, что мы в некотором смысле недостаточно активны в этой области. Но я никогда не принимаю критику за то, что так будет всегда из-за того, что мы такие, какие есть. Это не тот случай.

IFP News: Россия внимательно следит за результатами парламентских выборов в ЕС? Как вы думаете, какое влияние окажут результаты этих выборов на отношения между Россией и ЕС?

Рябков: Я считаю, что эти выборы во многом оправдали наши ожидания. Я бы сказал, что про-ЕС партии разных характеров сохраняют твердое большинство. Это показывает, что в большинстве стран нет явных признаков резкого и быстрого изменения настроения электората населения. Поэтому мы считаем, что после этих выборов, ЕС будет более предсказуемым, хотя и не более легким партнером для России. Мы хотим улучшения отношений с ЕС, который ограничился сферами диалога и сотрудничества как институт, как группировка, с Россией. Мы с этим не согласны, мы будем развивать двусторонние отношения со странами индивидуально, как мы это делаем и всегда делали. Но также они должны так или иначе закончить все, что связано с Brexit. Потому что сама по себе эта неопределенность момента - по моему личному мнению - ограничивает некоторые возможности дальнейшего улучшения наших отношений с Европейским Союзом. Так что, естественно, мы согласны с этими выборами. Мы не разочарованы. Нас это особо не обнадеживает. Такова жизнь.

IFP: Иракский чиновник сделал некоторые комментарии относительно покупки С-400 у России, а также были некоторые новости о сотрудничестве между Турцией и Россией по С-500. Как вы думаете, эти проекты будут продолжаться?

Рябков: В зависимости от обстоятельств, условий, реальной заинтересованности партнеров возможно все. Но я бы сказал вам, что в этой конкретной области с участием России не произойдет ничего такого, что было бы, знаете ли, кем-то расценено как дестабилизирующий шаг. Ни в одном из направлений нашего военно-технического сотрудничества с какой-либо страной у нас нет скрытых повесток дня. Мы видим, какой политический ажиотаж подняли США в связи с заключением сделки по поставке С-400 туркам. Это пример полной политической нетерпимости США ко всему, что так или иначе отклоняется от того, что они считают правильным курсом. Но мы свободные люди. Почему мы должны всегда подчиняться? Это противоречит природе человека.  Итак, давайте работать соответственно.

Новости Ирана за 04.06.19
Саудовская Аравия может дождаться шокирующего решения Тегерана
Авианосец "USS Abraham Lincoln" остался за пределами стратегических вод Персидского залива
Экс-глава "Моссада" подстрекает США к дальнейшей эскалации напряженности с Ираном
МИД Ирана осудил политику торговой войны США с Китаем, как пример экономического терроризма
Годовой объем производства пшеницы в Иране в этом году вырастет на 1,2 млн. тонн
Экс-дипломат США: "Сделка века" - это "Фиаско века"
В настоящее время в Иране работают более 3200 фотоэлектрических электростанций на крышах
Россия призывает к проведению саммита по СВПД
Иран экспортировал нано-носков на 1,5 млн. долларов
В горнодобывающей промышленности Ирана были утверждены ПИИ на $1,1 млрд. за год
Иран предлагает газовый конденсат по сниженной цене
Успешное сопротивление Ирана заставило США просить о переговорах
30 лет со дня смерти имама Хомейни
реклама