Архив новостей новостей об Иране
Информация об Иране. Архив новостей
Старые новости о главном

<<< Новости за предыдущий день (01.02.18) Новости за следующий день >>> (05.02.18)

К чему приведет лишение экономической базы КСИР Ирана?

Дата новости: 02.02.18
Одним из важнейших последних событий в попытках Ирана либерализовать инвестиционный климат в стране стало заявление министра обороны Али Хатами о том, что верховный лидер страны аятолла Али Хаменеи поручил военным организациям отказаться от "не связанной" с их сферой экономической деятельности. 
Издание Al-Monitor уже публиковало информацию о возможных последствиях этой инструкции, особенно тот факт, что будет трудно найти покупателей, готовых инвестировать в активы, которые контролировались военными организациями в течение последних 20 лет. 
В прошлом руководители Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) отстаивали расширение своей экономической деятельности, подчеркивая, что они вошли в экономические сферы, которые были слишком сложными для частного сектора, с намерением помочь правительству и улучшить экономические условия. 
Следовательно, можно долго спорить на тему того, какие именно активы не связаны с экономической деятельностью. Для непредвзятого наблюдателя "несвязанная деятельность" должна означать экономическую деятельность, не связанную с основными задачами военных организаций, то есть лежащую вне сферы производства вооружений и потенциального строительства. Даже строительство является одним из тех секторов, в которых присутствие компаний, связанных с КСИР, искажало ситуацию на рынке и противодействовало интересам частного сектора. Однако, когда речь идет о таком секторе, как телекоммуникации, где компании, связанные с КСИР, занимают доминирующее положение, возникает вопрос, связан этот сектор с военной отраслью или нет. 

Некоторые представители КСИР будут утверждать, что в рамках разведывательных функций КСИР должна отслеживать телекоммуникационную деятельность. Другие будут утверждать, что право собственности должно быть передано невоенным субъектам и что контролирующая разведывательная функция должна осуществляться на уровне регулирования, а не владения различными предприятиями.
Очевидно, что в некоторых секторах должна быть разработана дорожная карта для продажи активов военных организаций, в том числе банковских, финансовых, автомобильных, торговых, нефтяных, газовых и нефтехимических. Этот процесс будет также снижать риски санкций для международных инвесторов, которые планируют попасть в эти секторы.
Как только дебаты по определению "несвязанной деятельности" будут урегулированы, возникнет следующий большой вопрос: каких владельцев в военной области лишат их активов? В настоящее время существует несколько типов владельцев: сами военные организации, кооперативы, связанные с военными организациями, фонды социального страхования и инвестиционные компании.
Наиболее заметным субъектом во второй категории является Bonyad-e Taavon-e Sepaah - кооператив, принадлежащий командирам и членам КСИР. Этот кооператив владеет крупными сегментами активов КСИР, такими как акции Mobin Telecom, одного из крупнейших игроков на телекоммуникационном рынке страны. Возможно, чисто с юридической точки зрения Bonyad-e Taavon-e Sepaah не будет обязан продавать свои активы, поскольку не принадлежит военным учреждениям. Существуют аналогичные примеры в том, что касается регулярной армии и правоохранительных органов (полиция), и здесь все принадлежит "отдельным лицам", а не учреждениям.
К третьей категории относится, например, SATA - компания, принадлежащая пенсионерам и активным членам всех военных организаций в стране и полностью контролируемая министерством обороны. Диапазон инвестиций SATA очень широк, и есть ряд секторов экономики, в которых практически невозможно найти следы SATA, инвестиции которой осуществляются инвестиционным подразделением Shastan. Согласно уставу цель Shastan заключается в том, чтобы рекомендовать инвестиции в SATA таким образом, чтобы "улучшить финансовые возможности для своих членов и пенсионеров".
Можно отметить юридические сложности, возникающие из существующей неопределенности. Почти наверняка SATA не будет просить лишить ее активов, поскольку должна оставаться пенсионным фондом и обеспечивать будущих пенсионеров вооруженных сил. Кроме того, различные фонды явно находятся в "серой" области, и можно утверждать, что они похожи на SATA, поскольку принадлежат отдельным лицам, а не учреждениям. Факт в том, что большинство не связанных между собой активов, принадлежащих военным организациям, принадлежат двум вышеуказанным категориям.
Глядя на объекты, принадлежащие военным учреждениям непосредственно, известным как конгломерат Khatam Ol-Anbia (KOA), который является одним из так называемых операционных штабов и неотъемлемой частью IRGC. В то же время он является одним из ключевых игроков в области строительства трубопроводов в Иране – явно несвязанного с военной отраслью сектора. Теперь вопрос в том, будет ли этот процесс означать, что KOA выйдет из этого бизнеса? Если да, то кто купит бизнес, который в основном полагался на военные ресурсы - финансовые, технические и трудовые? 
Аналогичные вопросы можно задать и в отношении многих горнодобывающих и строительных сегментов в различных воинских частях, которые были разработаны за последние 20 лет. Даже если эти организации решат прекратить эту деятельность, вопрос будет заключаться в том, что произойдет с оборудованием и кадрами, созданными в прошлом. Появятся ли покупатели для этих активов?
Легким решением было бы передать некоторые из этих активов кооперативам или сети компаний, принадлежащих SATA. Другое решение состояло бы в том, чтобы продать некоторые из этих активов государству или различным религиозным организация. Что бы ни произошло, реальный частный сектор не захочет покупать эти активы, и пока они остаются в сфере государственных и полугосударственных институтов, они окажут такое же разрушительное воздействие на развитие реального частного сектора.
Тем не менее остаются два важных нюанса: в процессе перехода собственности, даже если некоторые активы переместятся из военных учреждений в SATA и полугосударственные фонды, появится больше прозрачности в отношении собственности и более низкий риск санкций для целевых компаний. Кроме того, можно ожидать, что сами военные учреждения станут более подотчетными. По словам иранских экспертов, одним из главных преимуществ ухода экономической деятельности из военной сферы является то, что эти организации не будут растрачивать государственные ресурсы, придумывая оправдания, что нуждаются в расходах.
Источник: http://www.vestifinance.ru/articles/97156

Источник: Iran.ru


реклама

Новости Ирана за 02.02.18

Архив металлургических объявлений | Пищевое и торговое оборудование
Новостной архив предоставлен компанией ООО ЦИСИ